МВФ оценил долю «фантомных» иностранных инвестиций в России — РБК

Содержание

МВФ оценил долю «фантомных» иностранных инвестиций в России

Россия заняла первое место в мире по привлечению в свою экономику «фантомных» иностранных инвестиций — денег от зарубежных компаний-пустышек. Значительная часть этих инвестиций — вовсе не иностранные по происхождению, а российские

Фото: Yuri Gripas / Reuters

Более половины накопленных иностранных инвестиций в экономику России приходится на «фантомные» зарубежные корпорации, то есть осуществлено компаниями-пустышками, скрывающими страну — истинный источник этих вложений. Такие данные приводятся в исследовании «Что является подлинным, а что нет в глобальной системе прямых иностранных инвестиций?» (.pdf), опубликованном Международным валютным фондом (МВФ).

Авторы исследования — датский экономист Нильс Йоханессен из Копенгагенского университета, Янник Дамгаард из Центробанка Дании и Томас Элькьяер из МВФ.

Проблема, поднятая экономистами, характерна для всего мира: по данным исследования, почти 40% мирового объема прямых иностранных инвестиций проходит через номинальные компании, не ведущие реальной деятельности, зарегистрированные в таких специальных юрисдикциях, как Люксембург, Нидерланды или Ирландия. Но в России доля таких инвестиций самая большая среди всех стран — 57,9%, по оценкам за 2017 год (точные цифры из исследования есть у РБК).

Почти четверть иностранных инвестиций в Россию — собственные вложения

  • По данным Банка России, на конец 2017 года в России было накоплено $441,1 млрд прямых иностранных инвестиций.
  • Около $255 млрд из этих вложений было сделано компаниями-оболочками из «перевалочных» юрисдикций, а реальный инвестор находился в какой-то другой стране, следует из данных МВФ.
  • В том числе около $102 млрд, или 23,2% от общих иностранных инвестиций в Россию, — это не подлинные инвестиции из-за рубежа, а средства российских инвесторов, вложенные на родине через другие страны.

Речь идет о так называемых круговых схемах (round-tripping), хорошо известных исследователям российских иностранных инвестиций, — схемах вывода средств за рубеж и их последующего возвращения под видом иностранных вложений.

«Мы делали исследование в 2012 году — тогда половина прямых иностранных инвестиций приходила в Россию из офшоров. Поэтому цифры 23–25% инвестиций round-tripping вполне похожа на правду», — прокомментировала РБК профессор РЭШ Наталья Волчкова. Оценка «круговых» инвестиций, представленная в исследовании МВФ, может быть даже несколько заниженной, считает директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев.

ЦБ России публикует данные о прямых иностранных инвестициях (ПИИ) в Россию на базисе страны — непосредственного инвестора: например, если офшорная компания с Бермуд приобрела долю в российской компании, инвестиция будет записана как вложение с Бермудских островов в Россию, а кто стоит за бермудским ошфором — американский, китайский или российский владелец — никак отражено не будет. Около 70% всех иностранных инвестиций в Россию сделано с Кипра или офшорных финансовых центров (Багамы, Британские Виргинские острова, острова Джерси и Гернси и т.д.), и этот показатель является верхней оценкой явления round-tripping — в экстремальном предположении, что все инвестиции из офшоров и квазиофшоров являются российскими по происхождению.

«Статистика иностранных инвестиций, публикуемая Банком России, основана на международной методологии учета, разрабатываемой ОЭСР и МВФ. Международные стандарты предполагают наличие множества представлений данных, среди которых присутствуют таблицы обязательного, стандартного характера и дополнительные», — заявила пресс-служба ЦБ в ответ на запрос РБК. «Презентация по конечному инвестору относится к разряду дополнительных. Большинство презентаций прямых инвестиций, включая ряд дополнительных, Банк России уже публикует», — добавили в ЦБ, не ответив на вопрос, планирует ли Банк России публиковать оценки инвестиций на базисе конечного инвестора.

Не все инвестиции из офшоров являются российскими: пример — американская ExxonMobil, которая инвестировала в проект «Сахалин-1» через свою багамскую «дочку» Exxon Neftegas. Однако можно найти гораздо больше примеров, когда российские инвесторы зарегистрированы за рубежом, в частности:

  • нефтяная компания «Нефтегазхолдинг» Эдуарда Худайнатова принадлежит компании, зарегистрированной на Бермудских островах;
  • Совкомбанк формально подконтролен голландской компании;
  • производитель алюминия Rusal зарегистрирован на острове Джерси;
  • Тинькофф Банк, основанный Олегом Тиньковым, принадлежит кипрскому холдингу;
  • ретейлером O’Key, бенефициарами которого являются три российских бизнесмена, владеет холдинг из Люксембурга.

Чем больше эффект round-tripping, тем меньше в стране реальных иностранных инвестиций. Ранее экономисты уже оценивали (с поправкой не на round-tripping, а на реинвестированные доходы), что у России самые низкие входящие ПИИ среди всех развивающихся стран. Всемирный банк утверждает, что от способности привлекать иностранные инвестиции зависит рост доходов на душу населения. В первом полугодии 2019 года приток ПИИ в российскую экономику, по данным ЦБ, составил $16,5 млрд — на 63% больше, чем за аналогичный период годом ранее, однако большинство этих инвестиций пришлось на квазиофшоры — Кипр (41%), Нидерланды (20%). Кроме того, 56% инвестиций в первом полугодии пришлось на реинвестирование, то есть «новых» инвестиций страна получила гораздо меньше.

Недостатки метода

Метод Йоханессена, Дамгаарда и Элькьяера основан на следующем примере: официальная статистика фиксирует инвестиции в Испанию из США на уровне $23 млрд; в глобальной базе данных Orbis отражены инвестиции из США по принципу непосредственного инвестора на сумму $13 млрд и инвестиции по принципу конечного инвестора (когда американская компания является истинным инвестором независимо от того, через какую промежуточную страну осуществлена инвестиция) на сумму $29 млрд. Исходя из этого, авторы получают коэффициент пересчета 2,2 ($29 млрд/$13 млрд), который применяют к официальному показателю ($23 млрд). Таким образом они приходят к оценке подлинных инвестиций в Испанию из США на уровне $50 млрд.

Читать статью  Как считать доходность инвестиций? 26.05.2021 |

В то же время исследователи используют много ситуативных допущений. Например, они экстраполируют официально публикуемые 16 странами данные о входящих иностранных инвестициях на базисе конечного инвестора на более чем сто остальных экономик, в том числе российскую. А использование базы данных Orbis не панацея, так как в ней много пробелов. Кроме того, исследователи МВФ проигнорировали ряд значимых работ на ту же тему, например исследование ЮНКТАД этого года с новыми оценками распределения мировых инвестиций по странам конечных инвесторов. Наконец, расчетная доля инвестиций round-tripping в российской экономике, исходя из исследования, практически не меняется в 2015–2017 годах, хотя государственная деофшоризационная кампания, начатая в 2014 году, вероятно, сократила использование круговых схем, заявлял недавно Всемирный банк.

Почему российские инвесторы вкладываются в России через другие страны?

В исследовании МВФ высказывается предположение, что структурирование инвестиций через низконалоговую юрисдикцию преимущественно преследует цели оптимизации налогов. Например, иностранная корпорация может владеть реальными активами в другой стране через третью юрисдикцию, генерируя доходы, которые в противном случае облагались бы налогом в стране, где находится актив. Или же корпорация может аккумулировать прибыли в промежуточной юрисдикции, откладывая репатриацию прибыли в страну реального происхождения инвестиций.

Но россияне используют круговые схемы инвестиций в Россию далеко не только из-за налоговых соображений, а из-за институциональных и регуляторных факторов, говорилось в исследовании Всемирного банка 2017 года (.pdf). «Более важную роль играют мотивы бегства от изъянов домашней системы, например от неопределенности внутреннего регулирования», — отмечалось в исследовании. Структурирование инвестиций как иностранных также позволяет «застраховаться от политических рисков». Наконец, это дает возможность скрыть личность бенефициара от российских властей, утверждали экономисты Всемирного банка.

Важный аспект — это сохранность инвестиции и удобство распределения прибыли, говорит руководитель московского офиса Confideri Family Office Анна Хрусталева. «Например, при инвестировании в ИT-сектор инвестор выбирает структурирование через страны с английской системой права. Когда речь идет об интеллектуальной собственности, она часто регистрируется на кипрскую компанию, а компания как IP Box [льготный налоговый режим для инновационной сферы], в свою очередь, инвестирует в российский бизнес, при этом из России поступают платежи (например, роялти) на Кипр. У кипрской компании есть возможность исключить до 80% доходов от интеллектуальной собственности из налогооблагаемой базы. Таким образом, инвестор получает возможность и грамотно перераспределить доход, и скорректировать налогооблагаемую базу, и высокую степень защиты актива», — рассказала Хрусталева.

Российские инвесторы продолжают, несмотря ни на что, выбирать Кипр, создавая в нем операционный офис для своих проектов и владения активами, или другие оншорные юрисдикции с отсутствием налога на прирост капитала, например Сингапур или Гонконг, продолжает она. В вопросе прямых инвестиций при налоговом планировании ключевыми для иностранного инвестора также являются положения соглашений об избежании двойного налогообложения между Россией и странами, включенными в группу компаний, добавляет эксперт.

По мнению директора Института международной экономики и финансов ВАВТ Александра Кнобеля, то, что 23% иностранных инвестиций имеют российское происхождение, «похоже на правду». «У нас действительно многие компании зарегистрированы в странах ЕС (и не только) и осуществляют свои инвестиции формально оттуда. Они таким образом защищают свои инвестиции, потому что иностранные инвестиции в меньшей степени подвержены рейдерским атакам и при прочих равных больше защищены», — отметил он. «Если вы инвестируете из Кипра, даже если конечным бенефициаром является собственник из России, у вас больше шансов на безрисковое ведение бизнеса», — подчеркнул Кнобель.

В условиях высокой неопределенности экономической ситуации для принятия инвестрешений в Россию так и будут идти в значительном объеме псевдоиностранные инвестиции, которые так или иначе имеют российское происхождение, заключает Игорь Николаев.

Структурирование преимущественно российских вложений в качестве иностранных в свое время не спасло нефтяную компанию ЮКОС от банкротства и распродажи по частям на аукционах. Однако позволило обратиться в международный арбитраж на основании международного соглашения о защите иностранных инвестиций в постсоветских странах и добиться решения о компенсации утраченных инвестиций на $50 млрд. Глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков, представляющий интересы России в деле ЮКОСа, публично ссылался на работу тех же исследователей Копенгагенского университета и МВФ о «фантомных» иностранных инвестициях. «Россия прекрасно понимает природу таких компаний, это пустышки, которые были нужны, чтобы перевести чисто внутренний российский налоговый спор в международную плоскость», — говорил тогда РБК Кондаков.

Инвестиции в России в 2019 году

На протяжении десятилетий правительство РФ говорит о привлечении инвестиций. Считается, что иностранный капитал — это драйвер, способный содействовать модернизации, обогащению опыта и повышению занятости населения. Так ли это? В статье постараемся разобраться в пользе иностранных инвестиций для российской экономики, оценим достижения и преграды на пути улучшения инвестиционного имиджа страны.

Инвестиции в России в 2022 году

Суть понятия «инвестиции»

Под инвестициями принято понимать долгосрочные вложения капитала в различные отрасли внутри страны и за ее пределами с целью извлечь прибыль. При этом приравнять инвестиции к простому финансовому инструменту нельзя — их значимость гораздо выше. В зависимости от источника средств, выделяют инвестиции:

  • Государственные — выделенные из бюджета;
  • Частные — поступают от частного фонда или отдельного инвестора;
  • Производственные — направленные на развитие индустрии;
  • Интеллектуальные — вкладываются в человеческий капитал;
  • Иностранные — поступают из-за рубежа.

С точки зрения государства, наиболее важными являются иностранные инвестиции — они привносят максимум ресурса внутрь страны. Так, масштабные вливания в любую отрасль означают ее развитие: строятся и модернизируются предприятия, воплощаются социально значимые программы, растет производительность и эффективность труда.

Узор

Чтобы получить возможность покупать и продавать ценные бумаги откройте счёт в брокерской или управляющей компании

ООО Инвестиционная компания «Фридом Финанс»

Тинькофф Инвестиции

Акционерное общество «ААА Управление Капиталом»

КБ «Ренессанс Кредит»

ОАО «Альфа-Банк»

ПАО Банк ВТБ

Значение иностранного капитала настолько велико, что страны готовы гарантировать инвесторам определенные преференции — экономические и законодательные. Это тем более важно, что инвестиции стимулируют внешние связи, а в страну с ними приходит новый опыт управления и менеджмента.

Читать статью  Анализ долгосрочных финансовых вложений: как провести и что учесть

В какой форме инвестиции могут поступать в экономику государства?

  • Портфельные. Средства вкладываются сразу по нескольким направлениям, формирующим общий пакет. Это минимизирует риски инвестора. Примером служит приобретение акций ряда компаний, занятых в разных областях бизнеса.
  • Реальные (прямые). Это непосредственное вливание финансовых средств в конкретную компанию или проект. Как правило, речь идет о покупке активов предприятия и контроле за ним.

Очевидно, что роль прямых инвестиций особенно велика: вложение капитала как приток свежей крови действует на экономику. Теперь обратимся к российскому опыту — какие виды инвестиций превалируют и какова их роль в развитии страны.

Статистика инвестиций в России в 2019 году

Узор

Чтобы получить возможность покупать и продавать ценные бумаги откройте счёт в брокерской или управляющей компании

ООО Инвестиционная компания «Фридом Финанс»

Тинькофф Инвестиции

Акционерное общество «ААА Управление Капиталом»

КБ «Ренессанс Кредит»

ОАО «Альфа-Банк»

ПАО Банк ВТБ

Приток иностранных вложений в российские активы в 2019 году показал высокий рост, практические на 50% превысив показатели предыдущего года. В номинальном выражении объемы инвестиций превысили 20 млрд. долларов. Основным стимулом для роста послужила стабилизация политической и экономической ситуации, хотя иностранные инвесторы по-прежнему проявляют настороженность в отношении вложений в российские активы.

Помимо иностранных вложений выросла доля поглощений и слияний с участием российских предприятий. По сравнению с 2018 годом объемы выросли более чем на 20% и составили около 63 млрд. долларов. Около трети всех сделок пришлось на нефтегазовую отрасль. Наибольший интерес к России проявили инвесторы из США и Азиатско-Тихоокеанского региона. В 2019 году они вложили почти $3 млрд. и свыше $8 млрд. соответственно. Рост европейских инвестиций, напротив, снизился с $2,7 млрд. до $2,6 млрд.

За 2019 год рост инвестиций в основной капитал составил 1,7%, в номинальном выражении – 19.319 трлн. рублей. Это ниже, чем в 2018 г., по результатам которого прирост составил 5,4%. Инвестируемые в основной капитал собственные средства организаций также выросли и составили 57,1% против 53% за 2018 год. Объемы кредитования снизились с 11,2% до 8,7%.

«Бизнес должен окупаться»: как российским стартапам привлекать зарубежные инвестиции

«Бизнес должен окупаться»: как российским стартапам привлекать зарубежные инвестиции

Российским стартапам стало сложнее привлекать деньги из-за рубежа.

Но варианты все же есть: мы поговорили с предпринимателями и инвесторами о том, где бизнесу найти финансирование. Они советуют искать инвесторов на Ближнем Востоке и в Азии, тщательнее готовиться к презентации, перевозить команду или, наоборот, не спешить с релокацией.

Скидка 35% на все курсы Учебника

«Арабский рынок открыт для российских компаний»

До недавнего времени многие российские стартапы стремились попасть в американские акселераторы и привлекать деньги от западных инвесторов. Они проще идут на риски, чем российские инвесторы. Сейчас, помимо идейных соображений венчурных фондов, перед стартапами встает вопрос, как получить деньги.

Сложности ждут не только из-за репутационных рисков, которые особенно актуальны для европейских и американских инвесторов, но и с финансовыми переводами, например. Трудно предугадать, как будет развиваться ситуация дальше и какие еще ограничения появятся. Всего этого достаточно, чтобы посчитать инвестиции в российские компании слишком высоким риском.

В начале года мы прошли в акселератор Фонда имени Шейха Зайеда — предлагали свой продукт арабским девелоперам. И теперь я считаю, что это было очень правильным решением. Арабский рынок открыт для российских компаний и кажется мне очень перспективным. И не только с точки зрения закрывшихся европейских возможностей, но и в силу специфики нашего продукта.

Если говорить про proptech, то есть про диджитал-проекты на рынке недвижимости, то нужно смотреть на страны, в которых идет активная стройка и применение новых технологий. Европейские страны с этой точки зрения довольно консервативные, там нет такого ввода нового жилья, как, например, в Дубае.

Сейчас в регионе создаются очень привлекательные условия для стартапов. Например, в ОАЭ достаточно простая модель финансовой отчетности: нет налогов на прирост капитала и на заработную плату. Здесь созданы условия для знакомства с потенциальными инвесторами за счет большого количества бизнес-мероприятий. Отношение к россиянам остается позитивным, что тоже важно.

Есть и сложности: например, при открытии банковского счета нужно соблюсти все условия с первого раза и тщательно подготовить документы. Если придет отказ в открытии счета, второй раз заявку в этот же банк подать не удастся.

Кроме того, в ОАЭ нет четкого регулирования законодательства в области интеллектуальной собственности. И здесь высокие цены: регистрация бизнеса обходится в среднем в 10 000 $ в год.

стоит регистрация бизнеса в ОАЭ в год

На Ближнем Востоке все еще меньше венчурных фондов, чем в тех же Штатах, но при нынешнем ограниченном выборе стоит поискать возможности.

«Компании, которые умеют окупаться, окажутся в приоритете»

В марте как местные, так и иностранные фонды не вкладывались в российские проекты. Сложно было понять, насколько далеко можно планировать сотрудничество и можно ли вообще.

Сейчас рынок постепенно начинает оживать, но пока можно сказать, что для компаний в России доступ к международным инвестициям будет сложным. Несомненно, уже есть те, кто не смог поднять раунд, так как фандрайзинг пришелся на самый острый период.

Тем не менее я думаю, что у сильных проектов даже сейчас будут возможности найти инвестиции и в России, и за границей. Это потребует больше усилий, нужно показывать очень хорошие результаты. На мой взгляд, внимание будет направлено на сильные бизнес-модели, которые умеют зарабатывать.

Бизнес, который планирует долгие поиски путей монетизации, вряд ли найдет инвесторов.

Я думаю, что компании, которые уже умеют окупаться, могут масштабировать бизнес, у которых уже выстроена рабочая юнит-экономика , окажутся в приоритете, потенциальные инвесторы станут искать именно такие проекты.

Проекты, которые умеют зарабатывать — это как костер, в который просто нужно подкидывать дров. Стартапы, которые пока не научились монетизировать свой проект, — костер, который только предстоит разжечь, и непонятно, загорится ли в итоге.

Читать статью  Ставка дисконтирования: рассчитываем инвестиционную доходность.

Фаундеры российских стартапов должны хорошо понимать, что фонды будут еще тщательнее оценивать риски. Теперь при прочих равных они должны будут перформить во много раз лучше, чем все остальные. Это тяжело, но реально.

Стоит рассмотреть поиск инвесторов в Азии. Но при этом важно понимать, что и там тоже будут долго присматриваться и внимательнее изучать любой проект, не станут принимать быстрых решений. Стартапам важно осознанно искать фонды, учитывать местную специфику и не торопиться.

На мой взгляд, не стоит спешно релоцироваться. Необходимо сначала понять, что будет происходить с бизнесом здесь, какие у него будут возможности. Не исключаю, что кому-то даже не потребуется переезжать. В любом случае каждый кейс уникален, всегда нужно отталкиваться от специфики.

«Искать инвесторов нужно там, где находится целевой рынок бизнеса»

Выбор инвесторов зависит от рынка, на котором стартап хочет развиваться. Предприниматели выбирают фонды с фокусом на этот рынок и подбирают список потенциальных инвесторов. В Европе и Азии есть много инвестиционных фондов, но самый большой рынок инвестиций явно в США.

В российские стартапы зарубежные деньги практически не привлекались и до нынешней ситуации. Кроме того, в Россию не вкладываются и многие фонды с российскими корнями. А сейчас зарубежных инвестиций нет совсем. Наверное, есть локальные инвестиции, но это скорее не фонды, а какие-то стратегические инвесторы или частные деньги.

Раньше основной рынок стартапа мог быть за границей, основатели и часть сотрудников могли базироваться там же . При этом часть сотрудников, например команда исследования и разработки, могли находиться в России. Это не мешало привлечению инвестиций.

Сейчас это будет красный флаг для инвестора. Если международная компания хочет привлечь зарубежные средства, то у нее не должно быть никакой связи с Россией, в том числе никаких финансовых транзакций с российской дочкой. В целом проекту с отечественными инвесторами стало сложнее привлекать инвестиции.

Поэтому теперь те стартапы, которые изначально целились на зарубежные инвестиции, либо полностью закрывают российское подразделение, либо юридически его отделяют, либо релоцируют всех сотрудников. При этом инвесторы будут изучать стартап более пристально, но если соблюсти все правила релокации и отсутствия связи с деятельностью в России, то есть шанс привлечь деньги.

При релокации бизнеса нужно не просто туристическое пребывание в этой стране, а ВНЖ и другие сопутствующие вещи. Я слышал, в каких-то фондах даже говорили, что это большая возможность: очень много русских предпринимателей сейчас переехали и наконец в них можно инвестировать. Раньше это было невозможно, потому что они находились в России.

Что в итоге: искать инвесторов нужно там, где находится целевой рынок бизнеса. Релоцировать основателей нужно было и до этого, сейчас перевозить нужно всю команду.

«Чтобы работать на мировом рынке, надо зарегистрировать компанию в одной из международных юрисдикций»

Если стартапы планируют работать только на территории России, то инвестиции на ранней стадии можно получить от российских ангелов и ФРИИ. На более поздних стадиях по-прежнему работают некоторые венчурные фонды и крупные корпорации типа Сбера.

Если стартап планирует работать на международных рынках, то после первых ангельских инвестиций надо постараться зарегистрировать компанию в одной из международных юрисдикций. И на последующих этапах инвестирования искать уже международные фонды.

Но важно учесть: международные фонды будут требовать, чтобы команда находилась в стране, где нет военных и санкционных рисков.

«Отказаться от части платежей из России или переориентировать компанию на другой рынок»

Из-за санкций США от 6 апреля американские фонды больше не могут инвестировать в российские компании. Есть проблемы с привлечением инвестиций и из Европы. Кроме того, венчурные фонды с российскими корнями тоже все чаще отказываются от инвестиций в стартапы, ориентированные только на российский рынок.

The Washington Post отмечает, что в зоне риска также находятся основатели российского происхождения со стартапами в США и Европе, которые получали основной поток инвестиций от российских венчурных компаний — в нынешних условиях это уже невозможно. Стартапам приходится искать инвесторов вне США, либо «отрезать» часть российской выручки.

Большинство наших клиентов — граждане РФ, но находятся за пределами России. Платежи нам поступают из других стран, и нас эти санкции не коснулись. Другим компаниям сейчас тяжелее, особенно тем, у которых большой процент выручки поступает из России. Стоит выбор — либо опять-таки отказаться от части платежей из РФ, либо трансформировать компанию и выбрать другие локации в качестве основного рынка.

У нас с конца февраля наблюдается значительный прирост числа клиентов. В феврале количество заявок на нашем сайте выросло в три раза, в марте — еще в два, достигнув почти 4000 заявок.

Чтобы получать финансирование от бизнес-ангелов или от профильных фондов за пределами США, важно, чтобы фаундеры компании не были резидентами РФ, а команда стартапа также находилась за пределами России. Например, мы перевезли ключевых работников в Ереван. Фонды также следят за тем, чтобы серверы и IP-адреса не были российскими.

Сейчас российские компании активно перевозят своих сотрудников из страны. Многие стартапы релоцируются в Армению: по словам министра экономики Армении Ваан Керобяна, около десятка российских компаний уже переехали в Армению, несколько находятся в процессе переезда.

В основном компании, которые переводят или готовятся переводить в Армению свой бизнес, — это ИТ-компании, которые собираются работать с западными рынками. Другие варианты: Грузия, Турция и ОАЭ.

Источник https://www.rbc.ru/economics/18/12/2019/5df78cc59a79470da759cc2e

Источник https://bankiros.ru/wiki/term/investicii-v-rossii-2

Источник https://journal.tinkoff.ru/investicii-v-startup/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.