Методы оценки эффективности инвестиций в ИТ-проекты — КиберПедия

Оценка эффективности ИТ-инвестиций

Для большинства отечественных предприятий весьма актуальна сегодня проблема оценки эффективности ИТ-инвестиций. Проведенный обзор применяемых методов анализа ИТ-инвестиций позволил выделить проблемы, возникающие при их использовании.

На основе анализа требований к разрабатываемой на предприятии методике оценки эффективности ИТ-инвестиций можно сделать предположение о предпочтительности использования качественных методик. Их отличительной чертой является использование количественных и качественных показателей, а также ориентация на установление соответствия между задачами конкретного ИТ-проекта и стратегией развития всего предприятия в целом.

Методы анализа

В настоящее время для определения эффективности ИТ-инвестиций предлагается ряд методик, которые можно группировать следующим образом [1, 2]: традиционные финансовые методики (Return оn Investment, Total Cost of Ownership, Economic Value Added); вероятностные методы (Real Options Valuation, Applied Information Economics); инструменты качественного анализа (Balanced Scorecard, Information Economics).

Достоинство финансовых методов ” их база, классическая теория определения экономической эффективности инвестиций. Данные методы используют общепринятые в финансовой сфере критерии (чистая текущая стоимость, внутренняя норма прибыли и др.), что позволяет ИТ-руководителям находить общий язык с финансовыми директорами. Главный недостаток ” в ограниченности применения таких методов: они оперируют понятиями притока и оттока денежных средств, требующими конкретики и точности. Определить отток денежных средств (затраты на ИТ-проект) можно по суммам, указанным в договорах с интеграторами и поставщиками. Проблемы возникают при попытке определения притока денежных средств. Проиллюстрировать ситуацию можно на примере внедрения ИТ в сфере проектирования и подготовки производства (ППП) машиностроительных предприятий.

Традиционно экономический эффект от мероприятий по совершенствованию сферы ППП выражается в ускорении подготовки производства и снижении затрат на ее осуществление. На ранних этапах внедрения ИТ в сфере ППП (период 70-х ” 80-х годов) основным источником прибыли являлась автоматизация рутинных операций по созданию и корректировке конструкторской документации. Сегодня, даже в случае обнаружения таких резервов, экономия может оказаться незначительной: заработная плата конструкторов (основная составляющая такого рода экономии) и других специалистов на отечественных промышленных предприятиях по-прежнему низка. Внедрение современных многофункциональных систем проектирования часто приводит к удорожанию некоторых процессов ППП за счет высоких затрат на приобретение современного программного и технического обеспечения, затрат на обучение специалистов, потребности в проведении физического прототипирования спроектированного изделия. Экономический эффект от снижения затрат, который ранее вычисляли по снижению затрат на процессы ППП, оказывается несущественным.

“Классическим” направлением экономии до сих пор считается снижение себестоимости продукции. Однако повышение качества продукции, наблюдаемое при внедрении современных ИТ, как правило, влечет за собой повышение ее себестоимости (необходимость применения новых материалов и внедрения новых технологий в сфере производства, модернизации оборудования), что является аргументом для отказа от них.

Достоинством вероятностных методов является возможность оценки вероятности возникновения риска и появления новых возможностей (например, повышение конкурентоспособности продукции, снижение рисков своевременного завершения проекта) с помощью статистических и математических моделей. Здесь также возникают трудности, в частности, при оценке влияния ИТ на конкурентоспособность изделия. Во-первых, такие составляющие качества продукции, как работоспособность, зависят не только от качества проектных решений, принятых в ходе выполнения ППП изделия, но и от параметров производственной системы ” ее способности достаточно точно воспроизвести параметры проекта изделия. Во-вторых, ИТ-проекты развития сферы ППП на большинстве предприятий взаимосвязаны с инновационными проектами в производственной сфере, следовательно, обособленный расчет эффективности таких проектов становится бессмысленным; необходима системность.

Особенностью привлечения параметра конкурентоспособности промышленной продукции является еще и то, что различия в качестве продукции одного вида различных производителей стираются, поэтому все большее значение для потребителя приобретает дизайн, эргономика, уровень послепродажного сервиса. Следовательно, повышается роль дифференциации продукции, которая в большей степени зависит от умения понять потребности рынка и слабо связана с ИТ.

Вероятностные методы можно применить для оценки другого фактора эффективности ИТ в сфере ППП ” вероятности своевременного и качественного выполнения проекта по разработке изделия. В этом случае оценивают количество ошибок в конструкторской документации и трудоемкость их исправления. Однако для построения таких моделей необходимо иметь статистику о возникновении ошибок в конструкторской документации, сбору которой на отечественных предприятиях не уделяется должного внимания. Кроме этого, при осуществлении подобного рода оценок упускаются из вида другие проектные риски, например, связанные с методами управления процессами ППП, что говорит о необъективности оценки с ориентацией только на программно-технический аспект.

Полноценному использованию финансовых и вероятностных методов мешает также невозможность в современных экономических условиях точно спрогнозировать изменение технико-экономических показателей работы предприятия (объем и продолжительность выпуска разрабатываемой продукции).

Достоинством качественных (эвристических) методов является реализованная в них попытка дополнить количественные расчеты качественными оценками. Они могут помочь оценить все явные и неявные факторы эффективности ИТ-проектов и увязать их с общей стратегией предприятия. Данная группа методов позволяет специалистам самостоятельно выбирать наиболее важные для них характеристики ИТ (в зависимости от специфики продукции и деятельности предприятия), устанавливать между ними соотношения, например, с помощью коэффициентов значимости.

Весомым аргументом в пользу применения качественных методов является и то, что решение о начале комплексных ИТ-проектов на крупных промышленных предприятиях в большей степени является политическим и подчиняется стратегическим планам развития (например, разработка нового продуктового ряда), нежели цели скорейшего получения финансовой выгоды.

Основной недостаток таких методов заключается в том, что для их эффективного применения предприятию необходимо самостоятельно разработать собственную детальную систему показателей и внедрить ее во всех подразделениях по всей цепочке создания дополнительной стоимости. Другой слабой стороной является фактор влияния субъективного мнения на выбор системы показателей. Поэтому к специалистам, занятым разработкой системы показателей, предъявляются особые требования: они должны обладать большим опытом работы в сфере ИТ и высоким уровнем знаний в области инновационного менеджмента.

Требования к методикам

Обычно на промышленных предприятиях применяют или адаптируют методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов, утвержденные государственными органами. Однако традиционные финансовые подходы не всегда приемлемы, поэтому анализ часто принимает неформальный характер; руководители ИТ-отделов полагаются на собственный опыт, либо на оценки “экспертов”. Рассмотрим основные требования, предъявляемые специалистами-практиками к существующим методикам проведения анализа ИТ-инвестиций.

Ряд традиционных требований сформулирован в [3] (данные требования были предъявлены к АСУ, однако их действие можно расширить и на системы других видов, в частности, используемые в сфере ППП):

  • метод анализа эффективности должен быть строго обоснован, в нем не должно быть противоречий содержательного и формального характера (экономического, математического, логического и т.д.);
  • метод должен учитывать важнейшие свойства исходной информации, используемой для расчета показателей эффективности (случайный характер изменения во времени технико-экономических показателей информационной системы и разновременность затрат и доходов);
  • метод должен допускать только однозначное толкование и позволять с единых принципиальных позиций подходить к разным классам систем управления, в разных отраслях народного хозяйства и на разных этапах разработки, внедрения и функционирования систем.

Правомерность последнего требования иллюстрирует метод определения совокупной стоимости владения (Total Cost of Ownership, TCO). Ключевым моментом при использовании этого метода является сравнение частных показателей ТСО предприятия с показателями ТСО других компаний аналогичного профиля. Отсутствие единых принципиальных позиций в методике определения и анализа ТСО на различных предприятиях (например, изменение состава анализируемых статей расходов на содержание ИТ-инфраструктуры) делает его применение бессмысленным.

Важное требование вытекает из замечаний, изложенных в [4] о неправомерных сравнениях, к которым прибегают ИТ-руководители в ходе анализа эффективности инвестиций. Наиболее часто встречающимся примером является сравнение компьютеризированного труда с идентичной работой, выполняемой вручную. Поэтому методика проведения анализа ИТ-инвестиций должна иметь сравнительный характер, причем в следующих двух аспектах:

  • сопоставление внедряемой технологии должно проводиться с уже существующими на предприятии системами и технологиями с целью определения степени оптимизации процессов;
  • сопоставление должно проводиться с вариантами, аналогичными по функциональности и отраслевой принадлежности, представленными на рынке и внедренными на предприятиях-конкурентах, что объясняется необходимостью сравнивать собственные решения с решениями конкурентов.

Многие авторы [3, 5, 6] поддерживают другое очевидное требование: методика анализа должна позволять выделять из общего повышения эффективности бизнеса ту часть, которая связана с внедрением новой информационной системы. Однако здесь важно сделать акцент на следующем: нередко внедрение ИТ сопровождается реинжинирингом бизнес-процессов. Так, при информатизации процессов ППП редко ограничиваются установкой дополнительных компьютеров и новой системы CAD/CAE; уже давно признана необходимость проведения в ходе таких проектов организационных и культурных изменений, например, внедрение принципа сквозного параллельного проектирования. Поэтому, рассчитывая эффект от реализации ИТ-проекта, мы определяем эффективность внедрения не только новой системы CAD/CAE, но и новых принципов работы, что далеко не одно и то же: первое предполагает автоматизацию или механизацию (приводит к экономии ресурсов), второе ” организационную инновацию (приводит к получению нового знания, опыта). Следовательно, методика анализа должна обладать свойством системности, позволяя выделять из общего повышения эффективности бизнеса часть, связанную с реализацией мероприятий конкретного ИТ-проекта как единого целого, что определяет получение синергетического эффекта.

Дальнейшее развитие методов анализа ИТ-инвестиций должно помочь не только определить экономию материальных ресурсов или риск появления “упущенных возможностей”, но и определить способы расчета дополнительных преимуществ перед конкурентами. Таким образом, методика оценки эффективности внедрения новых ИТ должна иметь комплексный характер по отношению к выбору источников эффективности: помимо экономии традиционно выделяемых производственных ресурсов предприятия (сырье, энергия, труд и др.), оценивать прирост видов ресурсов, не отражаемых в бухгалтерской отчетности (например, интеллектуальный ресурс персонала, организационный опыт, репутация предприятия, его конкурентоспособность).

Указанные новые виды “ресурсов” не всегда могут быть оценены количественными показателями, поэтому комплексный характер методики должен проявляться и при выборе показателей для оценки изменений. Предпочтительно комбинированное использование качественных и количественных показателей.

В наибольшей степени приведенным требованиям могут соответствовать методы, разрабатываемые в рамках качественного подхода. Они могут сочетать в себе элементы других классов методов: финансовые критерии можно использовать для определения материальных затрат и выгод ИТ-проекта, для приведения их к единому моменту времени; вероятностные ” для определения риска достижения плановых показателей ИТ-проекта. Остальные составляющие оценки должны быть доработаны специалистами предприятия в соответствии с его спецификой.

Главная особенность качественных методов заключается в возможности описать способ определения соответствия ИТ-проекта бизнес-стратегии предприятия и его вклада в достижение предприятием своих стратегических целей. Данный подход следует считать более прогрессивным и принять в качестве дополнительного требования ко вновь разрабатываемым методам анализа.

Финансовые и вероятностные методы оперируют понятиями денежных потоков, прибыли и расхода, однако не все стратегические решения выражаются в изменении финансовых параметров деятельности. Стратегические цели предприятия, как правило, ориентированы на получение определенных социально-экономических результатов в продолжительной перспективе; завоевание позиции лидера в своём рыночном сегменте; усиление противодействия конкурентным силам рынка, определяющим привлекательность отрасли и позиции данной компании в конкурентной борьбе.

Наиболее важной характеристикой предприятия является способность завоевать либо отстаивать свою конкурентную позицию на рынке. Следовательно, показатель конкурентоспособности предприятия может стать отправной точкой (целевой функцией) построения системы показателей оценки эффективности ИТ-инвестиций. Однако главной проблемой в этом случае является реализация в модели оценки эффективности ИТ-инвестиций их связи с конкурентоспособностью предприятия. Для решения может быть использован метод декомпозиции стратегических целей. Его реализацию в сфере ППП промышленного предприятия можно представить так.

  • I этап. Анализ и формулировка тенденций и перспективных направлений развития отрасти.
  • II этап. Формулировка стратегических целей предприятия в рамках перспективных направлений развития отрасти (каждому направлению может соответствовать более одной стратегической цели предприятия).
  • III этап. Формулировка задач перспективного развития сферы ППП в соответствии со стратегическими целями предприятия, при этом акцент должен быть сделан на развитии информационной среды.
  • IV этап. Составление перспективного плана ИТ-проектов предприятия в сфере ППП, формулировка цели для каждого из них.
  • V этап. Переход к текущему планированию развития в рамках плана ИТ-проектов.

Последний этап позволяет перейти на уровень конкретных ИТ-проектов, обозначить показатели оценки их эффективности (по степени решения поставленных задач) и, следуя в обратном направлении по указанным шагам, прийти к композиции параметров конкурентоспособности и, возможно, финансовых показателей деятельности предприятия.

Литература

  1. Петрова Ю. Информационные технологии “на вес”. // Цифровой мир, ” 8 (24) // Эксперт, 2002, ” 39.
  2. Мейор Т. Методологии оценки ИТ. // Директор ИС, 2002, ” 9.
  3. Эффективность внедрения ЭВМ на предприятии. // Д.И. Агейкин, Э.Л. Ицкович, Ю.Л. Клоков и др. – М.: Финансы и статистика, 1981.
  4. Страссман П. Ложная отдача: простые ответы приводят к долгосрочным проблемам. // Computerworld Россия, 1998, ” 45.
  5. Новомлинский Л. Электронный бизнес: главное – стратегия. // Сетевой журнал, 2001, ” 10.
  6. Матвеев М.Т., Гаца А.А., Якунин А.А. Эффективность АСУ. – К.: Тэхника, 1989.

Автор: Константин Красноперов,
аспирант кафедры “Финансы и кредит” ИжГТУ (Ижевск).
Источник: Журнал “Открытые системы”, #06, 2003 год

Методы оценки эффективности инвестиций в ИТ-проекты

Оценка экономической эффективности ИТ-проекта является обязательной составляющей его технико-экономического обоснования.

В целом методы оценки эффективности инвестиций в ИС совпадают с методами оценки инвестиций, принятыми в практике.

Читать статью  Торговля в шорт в Тинькофф Инвестициях

Первые модели измерения и оценки результатов деятельности компаний появились в 1920-х годах и впоследствии распространились практически во всех странах с рыночной экономикой, были довольно простыми для расчета и строились исключительно из финансовых показателей. В 70-90-х годах ХХ в. появились другие концепции оценки стоимости и эффективности работы предприятий.

Все основные методы и методики можно разделить на три категории: финансовые методы, методы вероятностного анализа и качественные методы.

Финансовые методы. Достоинством финансовых методов является их база, классическая теория определения экономической эффективности. Данные методы используют общепринятые в финансовой сфере критерии (чистая текущая стоимость, внутренняя норма прибыли и др.), что позволяет ИТ-сотрудникам находить общий язык с финансовыми директорами..

1. Показатели эффективности инвестиций – период окупаемости (PB), дисконтированный период окупаемости (DPB), средняя норма рентабельности (APR), чистый дисконтированный доход (NPV), индекс прибыльности (PI), внутренняя норма рентабельности (IRR).

По типу показатели, выступающие в качестве критерия экономической эффективности проекта, делятся на абсолютные и относительные. Абсолютные показатели определяются как разность соответствующих стоимостных показателей и оцениваются в денежных единицах измерения. Относительные показатели определяются как отношение стоимостных показателей и оцениваются в долях или процентах. Относительные показатели еще называют индексами.

По способу моделирования денежного потока показатели делятся на статические и динамические. Способ моделирования денежного потока определяет форму сопоставления доходов (выручки) и затрат предприятия (компании).

Статические показатели эффективности проекта рассматривают денежные потоки в их абсолютной величине. Однако если при анализе финансовой деятельности предприятия берутся фактические показатели, то при анализе инвестиционного проекта используются плановые показатели.

Абсолютные показатели суммарной прибыли и среднегодовой прибыли определяются непосредственно как разность денежных потоков чистой выручки и себестоимости за выделенный период времени. Среднегодовая прибыль в зависимости от объема данных и требуемой точности может быть рассчитана как среднее арифметическое или как среднее хронологическое прибыли.

Относительные показатели эффективности инвестиционного проекта определяются следующими выражениями:

1. Валовая прибыль (GM) – определяет превышение выручки от реализации товаров и услуг (в процентах) над себестоимостью соответствующих товаров и услуг:

2. Прибыль на акцию (EPS) – чистый доход компании, предназначенный акционерам в среднем на число обращающихся акций:

3. Рентабельность инвестиций (ROI) – рентабельность финансовых ресурсов, инвестированных в проект:

4. Коэффициент эффективности инвестиций ARR рассчитывается делением среднегодовой прибыли (PN) на среднюю величину единовременных затрат. Средняя величина инвестиций находится путем деления исходной суммы единовременных затрат на два, если предполагается, что по истечении срока реализации анализируемого проекта они будут списаны на расходы предприятия; если допускается наличие остаточной или ликвидационной стоимости (RV), то ее оценка должна быть учтена.

Все рассмотренные относительные показатели определяются за анализируемый период времени, денежные потоки не приводятся к сопоставимому виду. Т.е. каждый показатель, входящий в расчетные выражения определяется как накопленное сальдо денежных потоков на данный момент времени.

Динамические показатели рассчитываются по модели денежных потоков с учетом экзогенных (внешних) экономических параметров. Денежные потоки, возникающие в разные моменты времени, приводятся к определенному моменту времени путем осуществления операции математического дисконтирования. В результате разновременные денежные потоки доходов и затрат становятся сопоставимыми.

Динамические показателиэффективности инвестиционных проектов являются более объективными. Абсолютно все финансовые методы основаны на принципе дисконтирования. При расчете динамических показателей денежные потоки моделируются детально, приводятся к сопоставимому виду, с учетом факторов, влияющих на «ценность» денежных потоков.

Смысл дисконтирования – привести будущие денежные потоки к настоящему времени. Стоимость денег меняется со временем. Доллар, полученный через год, будет стоить 90-95 центов в сегодняшних деньгах. Цель дисконтирования – привести тот доллар, который должен быть получен через год, к сегодняшней стоимости денег, чтобы расчеты содержали реальную информацию. При этом важно отметить, что если у ИТ-проекта есть потоки расходов и потоки доходов, то ставку дисконтирования надо обязательно применять к обоим денежным потокам.

Чаще всего применяются три основных финансовых метода определения инвестиций в ИТ:

1. NPV (Net present value) – чистый приведенный доход или чистая приведенная стоимость, это зависит от формулировки.

  1. IRR (Internal rate of return) – внутренняя норма доходности или внутренняя норма рентабельности, это тоже зависит от формулировки.

3. PB (Payback) – срок окупаемости инвестиций.

4. PI – индекс рентабельности.

Посредством метода расчета чистой дисконтированной стоимости дается более объективная оценка единовременных затрат, так как он позволяет учесть как величину, так и распределение во времени ожидаемых денежных потоков в каждом периоде реализации инвестиционного проекта.

Коэффициент дисконтирования рассчитывается по следующей формуле:

Где R – коэффициент дисконтирования;

R – ставка процента;

При финансовом анализе за ставку процента берут типичный процент, под который данное предприятие может занять финансовые средства, который корректируется на уровень риска инвестиционного проекта.

Текущая дисконтированная стоимость PV рассчитывается по следующей формуле:

Где Pi – чистый денежный поток (ЧДП) за i-ый год реализации проекта. Чистый денежный поток определяется как сумма всех видов поступлений как производственного, так и непроизводственного характера, которые могут быть ассоциированы с проектом.

Чистая дисконтированная стоимость NPV характеризует общий абсолютный результат проекта и определяется следующим образом:

Где I – сумма капиталовложений в проект.

Чистая дисконтированная стоимость определяется как максимальная сумма, которую может заплатить предприятие за возможность инвестировать средства в проект без ухудшения своего финансового положения. Положительная чистая дисконтированная стоимость означает, что предприятие может согласиться на капитальные вложения, отрицательная – отказаться, нулевая – предприятию безразлично, принять проект или отказаться.

Если NPV это абсолютный показатель, то второй финансовый показатель – это IRR, т.е. внутренняя норма доходности или внутренняя норма рентабельности – относительный показатель. Иногда ее называют внутренней ставкой возвращения инвестиций или ставкой доходности проекта. Значение внутренней нормы окупаемости также трактуется как нижний гарантированный уровень прибыльности инвестиционного проекта.

Экономический смысл этого показателя заключается в следующем. Предприятие может принимать любые решения инвестиционного характера, уровень рентабельности которых не ниже текущего значения цены авансированного капитала Е. Цена авансированного капитала отражает сложившийся на предприятии минимум возврата на вложенный в его деятельность капитал, его рентабельность, и рассчитывается по формуле средней арифметической взвешенной.

В отличие от NPV, IRR – это показатель, который позволяет не только принимать решения по каким-то конкретным проектам, но и сравнивать проекты с абсолютно разным уровнем финансирования, с абсолютно разными бюджетами.

Для инвестиционного проекта с начальными затратами внутренней нормой доходности – IRR называют положительное число, соответствующее норме дисконтирования Е=IRR, при которой NPV=0. При Е>IRR NPV, и, наоборот, при Е0. Если перейти с формального языка формул на экономический, внутренняя норма доходности (рентабельности) – это норма дисконтирования, при которой проект не дает ни прибыли, ни убытков.

Под сроком (периодом) окупаемости проекта PB, как для статической модели, так и для динамической, понимают период времени от момента начальных затрат до момента получения положительного сальдо денежных потоков, т.е. до момента превышения доходов над расходами.

Алгоритм расчета срока окупаемости зависит от равномерности распределения прогнозируемых доходов от инвестиций. Если доход распределен по годам равномерно, то срок окупаемости рассчитывается делением единовременных затрат на величину годового дохода, обусловленного ими.

Если прибыль распределена неравномерно, то срок окупаемости рассчитывается прямым подсчетом числа лет, в течение которых инвестиции будут погашены кумулятивным доходом, т.е. последовательно прибавляя доходы каждого периода до тех пор, пока полученное значение не сравняется с первоначальной суммой капиталовложений I.

Индекс рентабельности PI представляет собой отношение текущей стоимости будущих денежных потоков и первоначальной стоимости инвестиционного проекта. Он показывает относительную прибыльность проекта, или дисконтированную стоимость денежных поступлений от проекта, в расчете на одну единицу вложений.

Пока индекс рентабельности равен единице или более, инвестиционное предложение приемлемо. Индекс рентабельности – относительный показатель, поэтому он удобен при выборе одного проекта из ряда альтернативных, имеющих примерно одинаковые значения NPV.

2. Метод добавленной экономической стоимости (Economic Value Added, EVA). Показатель EVA относится к разряду простейших и определяется как разница между чистой операционной прибылью после налогообложения и затратами на капитал за тот период. EVA требует учета всех инвестиций в проект, а это затраты не только на приобретение и внедрение ИС, но и на обучение сотрудников, поддержку и обновление ПО и оборудования. В качестве прибыли, используемой для расчета EVA, может выступать как величина роста прибыли компании в результате реализации проекта, так и сокращение расходов. Показатель EVA чаще всего используют как элемент метода BSC.

3. Совокупная стоимость владения (Total Cost of Ownership, TCO)– в основе модели совокупной стоимости владения (TCO), предложенной Microsoft и Interpose, лежат прямые и косвенные расходы, связанные с владением и использованием ИТ-компонентов. В дополнение к ней рассматриваются методы и средства управления этими расходами. Используя предлагаемые ресурсы, ИТ-менеджеры сначала могут измерить величину TCO и использовать модель для создания планов по улучшению и снижению расходов – это достигается благодаря тому, что разработаны специальные инструменты для поддержки модели. Показатель TCO хорошо подходит для оперативных и вспомогательных проектов. Однако он не учитывает бизнес-стратегию компании и риски, свойственные ИТ-проектам.

4. Совокупное экономическое воздействие (Total Economic Impact, TEI)– метод был разработан компанией Giga Group для сбалансированной оценки, с одной стороны, преимуществ, которые дает гибкость ИТ, а с другой – рисков, очень часто являющихся следствием излишней гибкости. Третий показатель метода – оценка стоимости, в которую, аналогично TCO, включаются общие совокупные затраты на проект.

Одна из важнейших целей ИТ-проекта состоит в том, чтобы предоставить пользователям такие услуги, которые позволят им эффективно исполнять свои служебные обязанности. В связи с этим перед ИТ-службами организации возникает задача – во взаимосвязи с производственными подразделениями определить критерии оценки изменений в оценке работы конечных пользователей. Выявив изменения в стиле работы, можно провести их количественную оценку, а затем рассчитать и реальную окупаемость проекта

Опираясь на модель TEI, предприятия могут не только оценить свои проекты и выбирать продукты с учетом конкретных задач, но и абстрагироваться от стоимостных показателей, заменив их своими стратегическими целями.

Метод лучше всего подходит для сравнения проектов (например, разрабатывать ПО самостоятельно, заказывать на стороне либо покупать готовое, или какую из СУБД выбрать – Oracle или Sybase). Этот метод очень субъективен, поэтому применять его надо с осторожностью.

5. Рентабельность инвестиций или возврат инвестиций (Return of Investment, ROI) этот термин наиболее часто (наряду с TCO) употребляют, говоря об экономической эффективности проектов. И понятно почему: затрачивая на ИТ-проекты немалые средства, руководители предприятий вполне обоснованно хотят знать, когда получат их обратно. Потратить свободные средства они могут по-разному – возможно, у проекта, не связанного с внедрением ИТ, окажется лучший показатель ROI.

6.Анализ издержек и экономических выгод или анализ эффективности затрат (Cost-Benefit Analysis, CBA)– этот метод заключается в оценке альтернативных вариантов проектов на основе ожидаемых доходов. Обычно подобный анализ проводят перед принятием решения об инициировании проекта. Хорошо известны два типа СВА:

· Benefit-Cost Analysis (BCA) – анализ «выгоды-затраты». Метод оценки выгод (затрат) на единицу затрат, обеспечивающий сравнение всей совокупности выгод (в том числе денежных доходов) со всей совокупностью затрат (отрицательных сторон) проекта, оцененных в денежных единицах;

· Cost-Effectiveness Analysis (CEA) – анализ экономической эффективности, основанный на расчете коэффициентов (мер эффективности по каждому из показателей, в том числе неценовым, в отдельности), получаемых как соотношение затрат к соответствующему показателю, и последующем присвоении каждому из этих коэффициентов определенных весов.

Анализ с использованием метода СВА весьма дорог, и его глубину обычно определяют в зависимости не только от размера проекта, но и от средств, выделенных на анализ. При этом оценка обычно проводится в четыре этапа:

1. Определяются данные, соответствующие текущим бизнес-процессам компании (как организовано обслуживание пользователей, техническая архитектура системы, ее мощность и стоимость).

2. Оцениваются будущие требования (определяется длительность жизненного цикла системы и требования к ней в середине ее жизненного цикла).

3. Собираются данные о ценах (используемые источники: цена существующей системы, маркетинговые исследования, публикации в СМИ, экспертные оценки, информация об аналогичных проектах).

4. Для детального анализа выбираются, по меньшей мере, три варианта проектов.

Данный метод зарекомендовал себя достаточно хорошо при сравнении вариантов долгосрочных стратегических проектов.

7. Функционально-стоимостной анализ (Activity Based Costing, ABC) – от предыдущего этот метод отличается тем, что рассматривает проект не как нечто целостное (т.е. как бы «снаружи»), а как последовательность отдельных работ («изнутри»). АВС позволяет менеджерам оценить отдельные работы в рамках проекта и оптимизировать их с целью повышения экономической эффективности проекта.

Метод позволяет оценивать не только прямые затраты – рабочее время, материалы и т.п., но и непрямые (например, затраты на налаживание взаимодействия с клиентами или поддержку пользователей). Для определения стоимости той или иной работы в рамках проекта АВС использует так называемые cost drivers (источники затрат), а для оценки стоимости единицы продукции (unit costs) величину, равную стоимости производства, деленную на количество произведенных единиц продукции (например, в случае проекта по развертыванию CRM-системы может использоваться стоимость единичного контакта с клиентом).

Читать статью  Как роботы помогают людям начинать инвестировать на бирже: что такое робоэдвайзинг, и как это работает / Хабр

Качественные методы оценки.Достоинством качественных (эвристических) методов является реализованная в них попытка дополнить количественные расчеты качественными оценками. Данная группа методов позволяет специалистам самостоятельно выбирать наиболее важные для них характеристики (в зависимости от специфики продукции и деятельности предприятия), устанавливать между ними соотношения, например, с помощью коэффициентов значимости. Слабой стороной является фактор влияния субъективного мнения на выбор системы показателей. Поэтому к специалистам, занятым разработкой системы показателей, предъявляются особые требования: они должны обладать большим опытом работы в сфере ИТ и высоким уровнем знаний в области инновационного менеджмента.

Этих методов также несколько, но все они базируются на одной идее – выбор целей, приоритетов и показателей по ним.

1. Первый метод, который можно упомянуть, получил название информационной экономики (Information Economics, IE). Этот метод позволяет направить усилия компании именно на те проекты, которые способны принести максимальную отдачу. В его основе лежит ранжирование проектов по приоритетам и выбор какого-либо из них для реализации на основе стратегии развития предприятия.

Идея метода состоит в том, что менеджеры компании и «от IT», и «от бизнеса» выбирают некоторое число (например, 10) основных факторов для оценки проектов. Для каждой компании они свои и могут добавляться, удаляться или изменяться по мере смены приоритетов, определяя для каждого из них направление (положительное или отрицательное) влияния на деятельность компании и относительную значимость. Затем все проекты оценивается по этим факторам, в результате чего каждый проект получает определенный вес. Его значение и является определяющим для заключения о целесообразности реализации проекта и его очередности.

2. Система сбалансированных показателей (Balanced Scorecard, BSC) признана уникальной системой, позволяющей интегрировать финансовые и нефинансовые показатели хозяйственной деятельности. BSC – это система показателей, которая измеряет то, что не измеряет бухгалтерский учет. BSC строится на следующих принципах:

· причинно-следственная связь всех показателей;

· связь результирующих показателей, которые компания имеет возможность измерить по окончании определенного периода, и упреждающих показателей, которые можно измерить мгновенно;

· связь всех показателей с финансовыми результатами деятельности.

BSC предлагает разделить все показатели на четыре группы: финансовая деятельность компании, внутренние бизнес-процессы, развитие компании и ее персонала, а также взаимодействие компании с клиентами и их удовлетворенность. При этом в набор показателей, по которым оценивается проект, должны входит показатели из каждой группы.

Цель BSC состоит в направлении деятельности организации на достижение миссии и стратегических целей. BSC имеет один существенный недостаток: в ней фактически отсутствует конечный ориентир, т.е. базовый показатель, по которому измеряется успешность реализации стратегии и эффективность функционирования фирмы.

Больше конкретности в подход BSC вносит метод, получивший название система сбалансированных ИТ-показателей (Balanced IT ScoreCard, BITS). Его идея состоит в том, чтобы адаптировать подход BSC для ИТ-отдела. В IT ScoreCard выбираются четыре более-менее сбалансированных направления («перспективы» в терминологии BSC) влияния ИТ на бизнес компании. Сами направления и их количество могут быть любыми, главное, чтобы они были важны для конкретной компании. В классическом и самом применяемом случае эти направления следующие:

· помощь в развитии бизнеса компании;

· повышение качества продукции (причем здесь имеется в виду качество, как для внутренних, так и для внешних пользователей);

· повышение качества принятия решений;

· повышение производительности труда.

Затем, как и в BSC, по каждому направлению (перспективе) определяются цели, другими словами, ориентиры, характеризующие желаемое место ИТ в бизнесе компании в будущем. Именно эти цели составляют стратегию развития ИТ-отдела и будут трансформированы на операционный уровень, то есть в конкретные IT-проекты. По сути, это те же приоритеты проектных критериев, что и в методе информационной экономики, только сгруппированные по направлениям. Цели ИТ-отдела определяют, будет ли IT-проект эффективен в разрезе приближения к одной или нескольким целям. Единственное отличие от BSC – это несколько другие показатели приближения к цели.

3. Управление портфелем активов или проектов (Portfolio Management, PM)– этот метод основан на простейшем соображении, что ИТ-проекты – это вложение в капитал компании, а потому все, относящееся к ИТ (включая ИТ-специалистов), должно рассматриваться не как затраты, а как активы компании. А это означает, что ИТ-менеджеры должны управлять информационными технологиями примерно по тем же принципам, какими пользуются финансовые менеджеры при управлении акциями: выравнивая преимущества того или иного проекта с его рисками (хотите больше выгод – идите на большие риски!).

При использовании этого метода тоже очень полезно классифицировать проекты. Например, так: обслуживание (поддержка пользователей); модернизация (ПО и оборудования); стратегические проекты.

Вероятностные методы. Последняя группа методов оценки экономического эффекта от ИТ-проекта – вероятностные. Достоинством вероятностных методов является возможность оценки вероятности возникновения риска и появления новых возможностей (например, повышение конкурентоспособности продукции). В этих методах используются статистические и математические модели. Их два: прикладная информационная экономика (Applied Information Economics, AIE) и справедливая цена опционов (Real Options Valuation, ROV).

1. Метод прикладной информационной экономики – это модифицированный качественный метод информационной экономики (IE). Его сущность состоит в том, чтобы для каждой из заявленных целей информационного проекта определить вероятность ее достижения и далее из нее вывести вероятность улучшений в бизнес-процессах компании.

2. Метод справедливой цены опциона сам по себе достаточно труден (за его разработку недавно была получена Нобелевская премия). При использовании метода справедливой цены опционов проект рассматривается с точки зрения его управляемости уже в ходе самого проекта. В любом проекте выделяются пять параметров: выручка от проекта, расходы проекта, сложность проекта, стоимость поддержки получившегося решения и жизненный цикл внедряемой ИС. Затем следует оценить, насколько можно влиять на эти параметры по ходу проекта. Чем сильнее можно влиять на эти параметры, то есть понижать расходы или сложность проекта, тем выше оценка этого проекта по данному методу. Соответственно, чем проект более жесткий, чем строже заданы рамки, тем он менее интересен.

Например, имеется два IT-проекта. У одного стоимость поддержки решения четко расписана по годам, зафиксирована в контракте с поставщиком соответствующих услуг, и ее нельзя уменьшить в ближайшие несколько лет. А у второго проекта нет зафиксированной стоимости поддержки, и есть вероятность, что через какое-то время он станет менее критичен для компании. Если так, то нам бы хотелось снизить затраты на его поддержку. Можно это сделать или нет? Это как раз и есть фактор управляемости, по которому и происходит оценка эффекта по методу ROV. Аналогично анализируется каждый IT-проекта по четырем оставшимся параметрам. Естественно, у каждой компании свои критерий и шкала оценки степени влияния на эти параметры проекта. Здесь какие-то общие рекомендации дать невозможно.

Надо сказать, что вероятностные методы нечасто используются для оценки будущего эффекта от IT-проекта. Метод прикладной информационной экономики очень субъективен и вообще мало похож на конкретную методику. Метод справедливой цены опциона, напротив, очень конкретен, но достаточно труден и требует большого времени для анализа.

Пример 2.Предприятие рассматривает целесообразность приобретения КИС. Первоначальные единовременные вложения в лицензию и необходимое оборудование (I) составляют 10 млн руб.; срок эксплуатации – 5 лет; амортизация на оборудование начисляется по методу прямолинейной амортизации, т.е. 20% годовых; ликвидационная стоимость оборудования отсутствует. Выручка от реализации продукции прогнозируется по годам с следующих объемах (тыс р.): 6800, 7400, 8200, 8000, 6000. Текущие расходы по годам оцениваются следующим образом: 3400 тыс р. в первый год эксплуатации с последующим ежегодным ростом их на 3%. Ставка налога на прибыль составляет 30%. Сложившееся финансово-хозяйственное положение предприятия таково, что коэффициент рентабельности авансированного капитала составлял 21-22%; норма прибыли на капитал r составляет 19%. В соответствии со сложившейся практикой принятия решений в области инвестиционной политики руководство предприятия не считает целесообразным участвовать в проектах со сроком окупаемости более 4 лет.

Целесообразен данный проект КИС к реализации?

1. Для расчета необходимых показателей оценки эффективности инвестиционного проекта составим таблицу следующего вида:

ПоказателиГоды реализации проекта (i)
1-й2-й3-й4-й5-й
1. Объем реализации
2. Текущие расходы3400*1,03= 35023502*1,03= 36073607*1,03= 37153715*1,03= 3827
3. Амортизация (10000/5)
4. Налогооблагаемая прибыль (1–2–3)
5. Налог на прибыль (4*0,3)
6. Чистая прибыль (4–5)
7. Чистые денежные поступления (5+3)
8. Коэффициент дисконтирования R=1/(1+r)^i0,84030,70620,59340,49870,4191
9. Текущая дисконтированная стоимость (7*8)

2. Рассчитаем чистую приведенную стоимость проекта NPV по формуле (17):

NPV = PV (итого по стр.9 таблицы) – I =2504+2351+2264+1795+889–10000=9803-10000= – 197 тыс р.

3. Рассчитаем индекс рентабельности инвестиций PI по формуле (18):

PI = PV (итого по стр.9 таблицы) / I = 9803/10000=0,98

Проект должен быть отвергнут

4. Выполним расчет срока окупаемости проекта PB. Так как прогнозируемые доходы распределены по годам неравномерно, то используем метод кумулятивного накопления чистых денежных поступлений:

1-й год: 2980 тыс р.; 2-й год: 2980+3329=6309 тыс р.;

3-й год: 6309+3815=10124 тыс р.

Таким образом, срок окупаемости проекта составляет 3 года, т.к. кумулятивная сумма чистых денежных поступлений превышает единовременные капитальные затраты (10124> 10000).

5. Выполним расчет коэффициента эффективности проекта (ARR) по формуле (14):

ARR=PN (итого по стр.6/5)/(0,5* I0) =((980+1329+1815+1599+121)/5)/(0,5*10000)=1168,9/5000=0,233 или 23,3%.>21-22%, следовательно проект можно принять

Общий вывод: На основании рассчитанных критериев можно сделать диаметрально противоположные выводы о целесообразности принятия проекта внедрения КИС. В данном случае необходимо ориентироваться на показатель срока окупаемости проекта. Срок окупаемости составляет 3 года, и в соответствии с практикой принятия решений в области инвестиционной политики (не участвовать в проектах со сроком окупаемости более четырех лет) данный проект может быть принят к реализации.

Вопросы для самопроверки

1. Можно ли считать проект создания и внедрения АИС инвестиционным проектом?

2. Какие аргументы можно привести в пользу рассмотрения затрат на создание и внедрения ИС как инвестиции?

3. С каких мероприятий следует начинать разработку проекта инвестиций в ИС?

4. В каких случаях следует оценивать ДП, как совокупную выручку компании?

5. По каким признакам классифицируют показатели эффективности ИП?

6. Какие показатели эффективности наиболее часто используют в инвестиционном анализе?

7. Как Вы считаете, при каком способе моделирования ДП период окупаемости оценивается более точно?

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

© cyberpedia.su 2017-2020 — Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

Как оценивается эффективность инвестиций в it

ПРАКТИКА / Организация и управление

В статье излагаются некоторые подходы к расчету экономической эффективности проектов в сфере информационных технологий.

Г. В. ГРЕБЕНИК, Product&Marketing Director, RBtechnologies

Abstract. The article describes some approaches to the calculation of the economic efficiency of the IT project.Keywords. IT services, calculation, effectiveness evaluation of the project, project performance indicators.

Ключевые слова. ИТ-услуги, оценка эффективности проекта, показатели эффективности проекта.

Наша компания является активным игроком на рынке финансовых технологий. Один из ключевых факторов развития ИТ-компании эффективные продажи собственных решений и услуг. Рынок ИТ-сервисов высоко конкурентный, и нередко, перед тем как вступить в борьбу за потенциальный проект, требуется доказать, что инвестиции в этот проект действительно дадут эффект. Основным заказчиком при такой процедуре выступает обычно какое-либо внутреннее подразделение банка (или сразу несколько подразделений), а оппонентом правление этого банка как высший орган принятия решений. Поскольку наша организация не только ИТ-интегратор, а еще и бизнес-консультант, мы используем свои знания, бизнес-компетенции и опыт, чтобы помочь банку убедиться в целесообразности планируемого проекта и предоставить ему соответствующие аргументы.

Поделюсь некоторыми подходами к решению этой проблемы.

Перед тем как приступить к оценке проекта, необходимо определить его тип, основные драйверы и важнейшие бизнес-задачи, которые он решает. Проекты можно разделить на несколько типов:

  • расширение бизнеса, увеличение объема продаж;
  • сокращение операционных расходов;
  • снижение кредитных, рыночных, операционных рисков;
  • снижение рисков, связанных с безопасностью (физической, информационной);
  • выполнение требований регулятора.

Проект может удовлетворять нескольким типом, что увеличивает количество параметров для подсчета эффективности и в итоге делает результат более достоверным и надежным.

При определении эффективности ИТ-инвестиций необходимо определить расходную часть проекта, или TCO (англ. Total Cost Ownership), и доходную.

При расчете эффективности ИТ-инвестиций целесообразно ориентироваться на период от 3 до 5 лет. На практике большинство таких расчетов осуществляется на горизонте 5 лет от момента старта проекта.

Читать статью  Ставка дисконтирования: рассчитываем инвестиционную доходность.

Расходная часть TCO (Total Cost Ownership)

Стоимость владения решением складывается из нескольких составляющих.

— стоимость лицензий на бизнес-приложение или сервис, если решение приобретается по схеме аренды;

годовое сопровождения вендора бизнес-приложения –18 до 28%, но чаще всего 20% от стоимости лицензий. Очень важно обратить внимание, что, как правило, иностранные вендоры начисляют оплату с первого года владения, то есть сразу после приобретения лицензий, независимо от сроков и результатов проекта;

лицензии на системное программное обеспечение;

годовое сопровождение вендора системного программного обеспечения;

серверное оборудование (стоимость приобретения нового оборудования, стоимость амортизации существующего оборудования, участвующего в проекте;

работы по внедрению или разработке системы, выполняемые компанией-интегратором;

годовое сопровождение клиентской кастомизации, где очень важно определить дату, с которой начинается расчет и начисление стоимости поддержки компании-интегратора. Чаще всего этот момент соответствует плановому сроку сдачи проекта в промышленную эксплуатацию. Если в проекте несколько этапов, переход на поддержку может быть с ними соотнесен;

внутренние ресурсы, участвующие в проекте (бизнес-заказчики, системные аналитики, программисты и т.д.). Внутренняя стоимость рассчитывается как ФОТ, умноженный на 2 (средний показатель, учитывающий все накладные расходы банка);

внутренние ресурсы, выделенные на последующее сопровождение ИТ-решения.

Ниже приведен пример расчета ТСО при внедрении нового стандарта по учету финансовых инструментов (МСФО 9) (табл. 1).

Расчет TCO при внедрении МСФО 9

Статья расходовРасходы, млн руб.
1-й год2-й год3-й год4-й год5-й год
Стоимость лицензий на бизнес-приложение10,00
Стоимость годового сопровождения вендора бизнес-приложения (20% стоимости лицензии)2,002,002,002,002,00
Стоимость лицензий на системное программное обеспечение3,00
Стоимость годового сопровождения вендора системного программного обеспечения (20% от стоимости лицензии)0,600,600,600,600,60
Стоимость приобретения нового оборудования2,00
Амортизация существующего оборудования (стоимость оборудования 5 млн руб., срок 5 лет)1,001,001,001,001,00
Работы по внедрению или разработке системы, 1000 чел.-дн., ставка 25 тыс. руб. / чел.-дн.25,00
Стоимость годового сопровождения клиентской кастомизации, 3-я линия поддержки3,003,003,003,00
Стоимость внутренних ресурсов, участвующих в проекте: 600 чел.-дн., ставка 16 тыс. руб. / чел.-дн. (средняя з/п 165 тыс. руб.)9,60
Стоимость внутренних расходов на последующее сопровождение решения: 2 ЭПЗ* по ставке 16 тыс. руб. / чел.-дн.7,047,047,047,04
Итого расходов53,2013,6413,6413,6413,64
TCO107,76

* Эквивалент полной занятости.

Источник: здесь и далее данные RBtechnologies.

Доходная часть

Расчет доходной части зависит от назначения системы, и как упоминалось ранее, может содержать несколько типов. Выделяют три сценария расчета предполагаемой эффективности:

  • внедрение целевого решения;
  • расчет альтернативного решения (учитываются функции, которые обязательны к исполнению, например, сдача отчетности в регулирующие органы). Для проектов, которые нацелены на увеличение эффективности, но не обязательны к исполнению, расчет ТСО альтернативного варианта можно не применять.
  • расчет стоимости, если ничего не внедряем.

Увеличение бизнеса, объема продаж. Расчет эффекта от потенциального увеличения бизнеса

Продуктовые системы – основная цель увеличения объемов бизнеса, основной акцент строится вокруг эффекта от потенциального увеличения бизнеса и сокращения расходов.

Эффект от потенциального увеличения бизнеса может выражаться в росте объема продаж, увеличении конверсии заявок, увеличении отклика на маркетинговые мероприятия. Для более точного и убедительного расчета лучше дробить статьи расходов и доходов на более мелкие, детальные составляющие.

Для наглядности предлагаю рассмотреть расчет на примере внедрения системы управления маркетинговыми кампаниями. Эффект от внедрения можно разделить на несколько составляющих:

  • по отношению к текущим потокам сокращается стоимость привлечения клиентов, увеличивается конверсия на предложения, уменьшаются расходы на неэффективные маркетинговые мероприятия, снижается количество контактов («касаний») с клиентом и т. д. Если считать, что средняя величина привлечения розничного банковского клиента составляет 3000–4000 руб., то сокращение расходов на 10% при базе 100 000 новых клиентов в год даст экономию до 40 млн руб. Поскольку этот показатель легко замерить, то его можно отнести к прямым доходам.

Для новых потоков клиентов, увеличения объемов привлечения, эффект может быть рассчитан через LTV (Lifetime Value, – совокупная прибыль банка, получаемая от одного клиента за все время сотрудничества с ним). Расширение потока на 15% при среднем LTV розничного клиента 5000 руб. эффект от внедрения по этой статье составит 75 млн руб. (на базе 100 000 новых клиентов в год). Этот показатель сложно отнести к прямым доходам от внедренного решения, поскольку увеличение объема новых клиентов зависит не только от маркетинговых кампаний. Таким образом, выделить вклад именно данного проекта в результат увеличения клиентского потока невозможно. Этот показатель можно отнести к косвенным или «виртуальным». Для таких показателей может использоваться коэффициент влияния, который показывает, какая именно часть новых клиентов банка привлекается за счет эффективности маркетинговых мероприятий. Этот коэффициент определяется экспертно и является переменной величиной для тестирования модели.

Доходная часть есть не только у проектов, которые находятся в цепочке продаж. Хорошим примером может служить система управления ликвидностью (ALM). Основным эффектом от ее внедрения является повышение точности при планировании денежных потоков, высвобождение ресурсов и более выгодное привлечение ресурсов на закрытие гэпов. Расчет доходов/экономии осуществляется на базе статистики по объемам привлечения/размещения денежных средств казначейством и ожидаемому изменению средних ставок размещения/привлечения средств. Важная составляющая плановое управление среднесрочной и долгосрочной ликвидностью путем управления продажами и, таким образом, сокращением объемов операций на межбанковском рынке по закрытию гэп-ликвидности. Так, при среднем объеме межбанковских кредитов 3 млрд руб. снижение ставки заимствования на 0,5% обеспечивает экономию 15 млн руб. в год. А сокращение объема заимствования на 40% при ставке MIACR 7,22% даст до 115 млн руб. в год (при условии закрытия долгосрочных гэпов за счет увеличения объемов средств на расчетных счетах клиентов). Всегда, это «живая» бизнес-модель, которая может быть подстроена с учетом специфики и стратегии банка.

При вычислении размера потенциального дохода таким путем нужно понимать, что расчетные показатели могут в дальнейшем применяться как контрольные цифры по расширению бизнеса, которые бизнес-подразделениям придется брать на себя уже в форме обязательств в виде нового плана продаж.

Расчет эффекта от сокращения расходов.

Эффект от сокращения расходов всегда является ядром доходной части, поскольку в отличие от потенциального увеличения объемов продаж снижение конкретных расходов можно точно измерить. Основными мерами на этом направлении обычно становятся уменьшение доли ручного труда, а также операционных трудозатрат. Для удобства расчета и для транспарентности постконтроля автоматизируемый процесс дробится на функции и задачи. Далее для каждой функции и каждой задачи экспертно определяются трудозатраты. Если автоматизируются функции выделенного подразделения, легко провести сверку полученных в процессе анализа трудозатрат с количеством сотрудников в этом подразделении.

Так, эффективные трудозатраты подразделения 0,6 × Количество сотрудников × Период должны быть соизмеримы с рассчитанными трудозатратами по функциям за тот же период. Далее производится оценка трудозатрат после реализации проекта. Высвободившиеся ресурсы обозначаем в денежном выражении по формуле ФОТ × 2. Важно при расчете экономии трудозатрат не забыть сервисные подразделения, нагрузка на которые будет соответственно меняться.

Для примера возьмем расчет внедрения системы регуляторной отчетности.

  1. Функция службы отчетности разбивается на регуляторные формы, и в рамках каждой формы оцениваются трудозатраты на ее подготовку (табл.2).
  2. Кроме штатных задач подготовки отчетности, оцениваются запросы на расшифровку и уточнение данных. Помимо расходов службы ответственной за составление отчетности, в эту оценку включаются трудозатраты ИТ-подразделений.
  3. Периодические аудиторские проверки оцениваются по тому же принципу (включаются трудозатраты службы отчетности и ИТ-подразделений банка).
  4. Штрафы за некорректную или несвоевременно сформированную отчетность.
  5. Стоимость текущих ИТ-решений, обеспечивающих формирование отчетности. Если она формируется в АБС (автоматизированная банковская система), надо учесть, что эта система поддержки критических сервисов, стоимость которой на порядок выше классических систем корпоративных хранилищ данных. В расчет, таким образом, включается стоимость ИТ-ресурсов, обеспечивающих текущее формирование регуляторной отчетности.

Принцип расчета операционных расходов

При внедрении специализированной системы построения регуляторной отчетности существенно снижаются трудозатраты подразделения отчетности, трудозатраты ИТ на формирование дополнительных отчетов, а также стоимость ИТ-инфраструктуры за счет переноса функции на более дешевую инфраструктуру (рис.1).

Рис. 1. График окупаемости проекта для банка из топ-50

Снижение рисков (кредитных, рыночных, операционных)

Эффективное управление рисками один из ключевых факторов успеха банковского бизнеса. Эта группа рисков наиболее поддаётся оценке при определении эффективности проектов, так как всегда имеет денежное выражение, и достаточно просто рассчитать сумму под риском до и после реализации проекта. Возьмем самый большой и зарегулированный риск – кредитный. Оценки его прямо влияют на финансовый результат банка, так как по результатам такой оценки формируется резерв на возможные потери. Хороший пример для расчета эффективности внедрения решений в этой сфере расчет резервов по МСФО 9. В рамках данного стандарта определены новые правила расчета ожидаемых кредитных убытков, переход от резервирования по факту реализации рисковых событий, когда мы констатируем нарушение условий договора и начисляем резерв, к резервированию на базе прогнозов ожидаемых кредитных убытков для всех договоров банка. Это приведет к значительному увеличению резервирования из-за необходимости формирования резервов по «добросовестному» кредитному портфелю (без нарушения графика погашений).

Общая формула расчета едина:

ECL = PD × EAD × LGD,

где ECL ожидаемые кредитные убытки, PD – вероятность дефолта, EAD – экспозиция к дефолту, LGD – уровень потерь при дефолте. При этом существуют два способа расчета ожидаемых кредитных потерь. Для расчета эффекта от внедрения используется метод альтернативного решения. В данном случае таким альтернативным решением будет простой расчет, который возможно произвести в ручном режиме используя MS Excel, путем перемножения PD (годовой или рассчитанной на весь срок действия кредита вероятности дефолта) на текущее значение EAD (экспозиции к дефолту) и LGD (уровень потерь при дефолте). Такой подход прост в реализации, но при этом неэффективен с точки зрения объемов резервирования. Второй подход – целевой, с учетом плановых платежей. Это расчет вероятности дефолта путем перемножения месячных PD на плановый EAD соответствующего месяца, с учетом графика платежей по каждой сделке (рис. 2). Такой подход удастся реализовать только в специализированном, целевом решении.

Рис. 2. Разница подходов в расчете ECL

Источник: RBtechnologies.

Данный способ расчета позволяет сократить сумму резервирования по первой корзине на 10–30% (в зависимости от структуры и срочности портфеля) и на 30–70% по второй корзине. Снижение резервирования на 15–20% даст сотни миллионов рублей экономии с прямым отражением в финансовом результате банка.

Снижение рисков, связанных с безопасностью (физической, информационной)

Более сложная и неформализованная задача. Для расчета базового, текущего, состояния можно использовать статистику банка по фактам реализации рисков. Расчет похож на тот, что делается для оценки эффекта внедрения систем управления финансовыми рисками, но было бы правильно добавить эффект роста, если речь идет о быстро развивающейся области, такой как кибер-риски. Если проект по информационной безопасности реализуется с расчетом на опережение, и у банка нет истории реализации рисков, в таких случаях на помощь приходит статистика по рынку. На рис. 3 представлена статистика ЦБ РФ «Динамика количества и объема несанкционированных операций, совершенных с использованием систем дистанционного банковского обслуживания» в 2014–2015 гг., которая может быть использована для масштабирования потенциальных угроз и определения базы для расчета экономического эффекта системы безопасности.

Рис. 3. Динамика количества и объема несанкционированных операций, совершенных с использованием систем ДБО

Источник: ЦБ РФ

Для применения статистики по рынку к конкретному банку используется коэффициент участия, который рассчитывается на основании долевого объема операций банка в общем объеме операций рынка и экспертной оценки текущего уровня безопасности по отношению к среднему по банковской системе. Последний показатель является экспертным и может использоваться для «настройки» модели.

В одной статье нет возможности раскрыть все возможные варианты и подходы к расчету экономической эффективности ИТ-решений, которые мы используем для оценки проектов. Но надеюсь, что этот краткий обзор будет полезен. Надо помнить, что экономический расчет всегда связан с большим количеством предположений и допущений, которые приходится принимать в модели оценки. С одной стороны, это неопределенность, с другой, инструмент, позволяющий получить желаемые цифры. Соблюдение баланса между реалистичностью модели и желаемым результатом всегда, конечно, остается в ответственности банка.

Источник https://blog.iteam.ru/otsenka-effektivnosti-it-investitsij/

Источник https://cyberpedia.su/11xbd69.html

Источник https://rbtechnologies.ru/kruchu-verchu-ocenit-khochu-raschet-yeff/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.