Скоро: доступ к каталогу только после регистрации на сайте — Регистрация

Прямые вместо венчурных

Появившись в России в 1993 году, венчурные фонды к сегодняшнему дню либо прекратили свое существование, либо преобразовались в фонды прямых инвестиций (private equities funds). За это время российские менеджеры успели многому научиться у иностранных коллег и адаптировать мировой опыт к российским реалиям. А создание в 2006 году государственной Российской венчурной компании свидетельствует о том, что отечественная экономика находится на пороге нового этапа венчурной истории.

Первые и главные

Существование мировых грандов IT-индустрии — Microsoft, Dell Computers, Hewlett-Packard, Intel, Apple — стало возможно благодаря венчурным инвестициям на начальном этапе развития. Рост стоимости компаний и, соответственно, прибыли фондов мог достигать 1000%.

Сейчас объем мирового венчурного рынка составляет порядка $33 млрд в год (инвестированные средства и средства под управлением фондов), а с учетом частных инвестиций («бизнес-ангелов») оценивается в $350-360 млрд.

Объем венчурных инвестиций в России не поддается достоверной оценке, поскольку официальной статистики не ведет ни одна организация, включая Российскую ассоциацию венчурного инвестирования (РАВИ), которая публикует в своих обзорах данные, основанные не на реальных инвестициях, а на мнениях сотрудников венчурных фондов. Павел Гулькин, директор аналитического центра «Альпари СПб», оценивает объем венчурных инвестиций в России в $50-70 млн в год. По данным РАВИ, на нашем рынке действует около 25 активных управляющих компаний, которые работают с 60 венчурными фондами. В ассоциацию включено 43 члена (27 полных и 16 ассоциативных), из них 22 — с иностранным капиталом. При этом начиная с 1993 года за 10 лет фонды, созданные ЕБРР, инвестировали около $1,8 млрд в более чем 250 средних и малых предприятий.

Но чисто венчурных фондов в России лишь четыре (из них один иностранный — Intel Capital). Дело в том, что существует давний спор: можно ли венчурные инвестиции приравнивать к прямым инвестициям в акционерный капитал (private equities). «Согласно европейской традиции, к венчурным относятся инвестиции в перспективные технологичные инновационные компании на ранних стадиях их развития. Причем это высокорисковые вложения,— поясняет Павел Гулькин.— Но даже если 15-20% венчурных проектов фонда оказываются успешными, венчурный бизнес признается рентабельным». Значительная часть венчурных инвестиций идет в интернет-компании. Возврат инвестиций от вложения в компанию Yahoo! составил около 4000%.

В США нет четкого разделения, венчурные инвестиции могут приравниваться к прямым. Private equities — это вложения в более традиционный, то есть менее рисковый бизнес, уже находящийся в стадии роста. Россия с появлением фондов ЕБРР наследовала более структурированный европейский подход. Но ни один из подходов не является бесспорным.

Помимо private equities и венчурных фондов на венчурных рынках действуют и «бизнес-ангелы» — частные предприниматели, делающие вложения в доходные активы, в том числе в молодые растущие компании. «В России было несколько попыток создать ассоциацию ‘бизнес-ангелов’,— рассказывает Павел Гулькин.— Но у нас они скрывают свою деятельность, публичность ничего им не дает».

Излишняя публичность

Большинство иностранных фондов (особенно ЕБРР) при выходе на рынок старались приобретать российский менеджмент, лучше осведомленный об особенностях российского рынка. Когда ЕБРР стал выходить из своих венчурных проектов, часть фондов была продана менеджменту. Поэтому сложно отделить чисто российские фонды от иностранных: со временем микшировались опыт, подходы, взгляды. Российские менеджеры получили возможность развивать венчурные инвестиции самостоятельно.

Дмитрий Лисенков, управляющий инвестициями Русского технологического фонда (РТФ), подчеркивает, что обнаружить различие в методах иностранных и российских венчурных фондов сложно: «В классической схеме венчурного инвестирования, применяемой в США, в Силиконовой долине, фонды рассматривают кандидатуру компании по ряду критериев, главный из которых — прогнозируемая норма прибыли, извлекаемая из вложения». Второй — совокупность рисков, связанных с проектом, третий — перспективность технологии и маркетинговых стратегий компании. И наконец, наличие конкурентов на рынке.

Та же практика и в России. Различие в том, что у нас компании ориентируются на узкий круг потенциальных покупателей продукта, «пытаются найти ключевого покупателя и выводить свой высокотехнологичный продукт, ориентируясь на него, а на Западе он сразу выводится на мировой рынок», говорит Дмитрий Лисенков.

Роман Симонов, руководитель направления стратегических инвестиций подразделения Intel Capital, называет ряд различий между зарубежными и российскими венчурными фондами (выходы на мировые рынки, технологичность и доступ к глобальным клиентам): «Мы помогаем своим портфельным компаниям по всему миру. Мы делаем company building, используя нашу глобальную сеть. Российские фонды этого не в состоянии сделать. Они нацелены на внутренние рынки. Например, мы представили InfiNet-Wireless нашим портфельным компаниям в Австралии и Бразилии. Если российские фонды помогают своим компаниям только финансами, то мы — и финансами, и стратегиями. Мы помогаем выстроить и отладить корпоративное управление, делимся опытом, технологиями, приглашаем на форумы, открываем двери для потенциальных клиентов при помощи структурированных формальных программ ITD (Intel Technology Day)».

По мнению Павла Гулькина, главное, что отличает российский венчурный ландшафт от американского,— это отсутствие афиширования: «У нас бизнес в этой нише, будь то венчурный, ‘бизнес-ангелы’ или private equities, очень закрытый». Однако эксперт утверждает, что принципиальных различий между иностранными и российскими фондами нет: «Правила игры на венчурном рынке хорошо известны российским менеджерам. Но российские более открыты рискам, их национальной специфике, поэтому лучше знают, как с ними справляться. Для наших менеджеров допустима более высокая степень риска, поэтому они придают меньше значения, например, полной прозрачности».

Прозрачность компаний Ричард Уоллес, старший советник по прессе ЕБРР считает необходимым условием для венчурного инвестирования европейских фондов: «Мы должны видеть, кто будет управляющим, как будет строиться стратегия».

То, что российским технологическим компаниям не хватает прозрачности, отмечают все участники рынка. Дмитрий Лисенков отмечает: «Нашим компаниям необходимо понимать, что прозрачность необходима бизнесу, поскольку увеличивает их стоимость и привлекательность для иностранных инвесторов и партнеров».

Читать статью  ЭКОНОМИКА И БИЗНЕС: теория и практика

В Intel Capital проблему непрозрачности решают кардинально. «Мы заставляем компанию быть прозрачной, делать аудит, правильно вести бухгалтерский учет. Это сложный процесс,— комментирует Роман Симонов.— Но при выборе компании для нас более важен менеджмент».

Среди других проблем, вызывающих тревогу у западных специалистов,— проблемы с защитой авторских прав. «Эта проблема не только российская,— говорит Дмитрий Лисенков.— Она присутствует везде, достаточно вспомнить конфликт между китайской компанией Huawei и американским концерном Cisco». (Китайцы скопировали программный код для маршрутизаторов Cisco и некоторые разделы пользовательского руководства и стали продавать эти маршрутизаторы под своим брэндом.)

Новое поколение

В августе 1998 года подъему венчурного рынка середины 1990-х пришел конец. После кризиса объем прямых иностранных инвестиций в России неуклонно сокращался. Ряд фондов ушли с российского рынка. «Сначала у иностранных фондов была эйфория, ожидания, что Россия вольется в мировую семью,— рассказывает Павел Гулькин.— Но начиная с 2000-х годов у нас запустились процессы выстраивания вертикали власти, и наступила эра пессимизма. Бывшие венчурные фонды постепенно перепрофилировались и стали private equities в чистом виде».

Новый этап развития венчурного бизнеса был положен в августе этого года, когда глава МЭРТа Герман Греф объявил об учреждении Российской венчурной компании со стопроцентным государственным капиталом и уставным фондом 15 млрд рублей. Она должна будет создать в России около 15 венчурных фондов для инвестирования в высокотехнологичные отрасли. Капитализация каждого из них, согласно планам МЭРТа, не превысит 3 млрд рублей.

Решение правительства вызывает скепсис у многих экспертов. Павел Гулькин сообщил BG, что хотел бы взглянуть на инвестиционный меморандум компании и понять, что именно предлагает правительство: «Слухов и разговоров много, но что реально будет сделано, я затрудняюсь сказать. Мне кажется, что учредители сейчас озаботились не столько бизнес-аспектами, сколько наполнением фонда, решением бюрократических и организационных вопросов. Раньше любые государственные инициативы в этой области не заканчивались ничем».

Тем не менее определенные сдвиги на венчурном рынке становятся более заметны. В марте 2006 года АФК «Система» заявила, что собирается инвестировать значительные суммы в инновационные проекты и для этого создать паевой венчурный фонд с объемом инвестиций $200-300 млн.

«Этот сектор будет существовать, и мы готовы помогать, участвовать в его развитии,— говорит Ричард Уоллес.— Но сегодня мы пока не видим, куда могли бы направить венчурные инвестиции. Идея нам интересна, но остается открытым вопрос, как она будет воплощаться».

Скоро: доступ к каталогу только после регистрации на сайте — Регистрация

Венчурные и прямые частные инвестиции в России: теория и десятилетие практики / Гулькин П.Г. — С.-Пб.: Аналитический центр «Альпари СПб», 2003. — 240 c.

Гулькин П.Г. :
Венчурные и прямые частные инвестиции в России: теория и десятилетие практики

Тип : Издание
Автор : Гулькин П.Г.
Издательство : Аналитический центр «Альпари СПб»
Место издания : Санкт-Петербург
Количество страниц : 240
Год издания : 2003 г.

Оглавление:

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5
От автора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .8
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .11
Определения терминов «venture capital» и «private equity», используемые
профессионалами на развитых рынках капитала и в России . . . . . . . . . . . .16
Немного истории и статистики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .22
Что же такое венчурное финансирование? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .28
Как работают венчурные инвесторы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .34
Deal-flow . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34
Due Diligence . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35
Оценка инвестируемой компании . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47
Методы, используемые инвесторами при расчете ожидаемого возврата
на предполагаемые инвестиции, стоимости компании и размера приобретаемого
пакета акций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .50
Стоимость pre-money и post-money . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .56
Согласование цены и размера приобретаемой доли участия при венчурном
финансировании . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .58
Hands-on . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .69
Бизнес-план и бизнес-планирование . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 70
Принципы оценки эффективности совершенных инвестиций при венчурном и прямом
частном инвестировании . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .82
Методика расчета IRR . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .84
Использование показателя IRR при венчурном финансировании . . . . . . . . . . 84
Возникновение венчурной индустрии в России . . . . . . . . . . . . . . . . . .86
Индустрия венчурных и прямых частных инвестиций в России. Основные этапы . . .95
Тенденции в венчурной индустрии РФ в 2001 — 2002 гг . . . . . . . . . . . . .108
Первые выходы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .111
Оценка последствий «совместного проживания» фондов рискового финансирования
и проинвестированных компаний . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .114
Рисковое финансирование, развитие предпринимательства и преодоление проблемы
отсутствия доверия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 129
Результативность венчурных и прямых частных инвестиций в российские
предприятия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .143
Сбор новых фондов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .149
Незавершенность замкнутого инвестиционного цикла в России . . . . . . . . . .148
Значение рынка IPO для существования развитого рынка венчурного и прямого
частного капитала . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .153
Правовое обеспечение и налоговый режим индустрии венчурных и прямых частных
инвестиций в Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .163
Возможности государственной политики по стимулированию создания венчурных
институтов в России . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .171
Западные правительства как венчурные капиталисты . . . . . . . . . . . . . . 177
Привлечение долгосрочных финансовых ресурсов в венчурные фонды и фонды прямых
частных инвестиций и потенциальные источники капитала в России . . . . . . . 181
Фандрайзинг венчурных фондов в США и Европе во второй половине XX в . . . . .181
Источники капитала для венчурных фондов в странах современного ЕС . . . . . .183
Источники капитала для индустрии рискового капитала в Российской Федерации . 185
Российские финансово-промышленные группы . . . . . . . . . . . . . . . . . . 185
Накопления населения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 189
Российские коммерческие банки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .192
Органы государственного управления федерального и регионального уровней . . .194
Пенсионные фонды . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 197
Страховые компании . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 199
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 204
Приложения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206
Справка по вопросу «О развитии системы венчурного инвестирования в России» . 207
Проект концепции развития венчурной индустрии в России . . . . . . . . . . . 212
Библиография . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 224

Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника →

К вопросу о соотношении частного и публичного интереса в частном праве и правоприменительной практике →

Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей: уголовно-правовой анализ →

О венчурных инвестициях простым языком: что, для кого, с чего начать

Как венчурные капиталисты зарабатывают, какие у них есть секреты и с чего начать желающим стать венчурным инвестором? Об этом рассказывает основатель и генеральный партнер фонда Fort Ross Ventures Виктор Орловский

Читать статью  РОЛЬ ВЕНЧУРНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИКЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Фото: Shutterstock

Кто такой венчурный инвестор?

Человек или юридическое лицо, инвестирующее в стартапы. Стартапы — это частные компании, как правило, в технологической сфере, которые могут достаточно быстро масштабировать свой бизнес и привлекают для этого средства инвесторов.

Соответственно, деньги обычно привлекают через разные инструменты: деньги в капиталах, выпуск новых акций, конвертируемые ноты — SAFE (Simple Agreement for Future Equity), венчурное кредитование (venture debt) и т. д. Все это — деньги инвесторов, которые поступают в компании для финансирования их роста.

Также венчурные инвесторы иногда покупают уже выпущенные акции компаний. Такая транзакция на рынке называется вторичной, то есть акции покупаются у других инвесторов. Эти деньги не идут на развитие компании.

Есть много инструментов, которыми стартапы пользуются для поиска денег — например, разные акселерационные программы (Y Combinator, Сбер 500, программы от МТС и Ростелеком и т.д). Здесь стартапам дают деньги, помогают создать продукт и вывести его на рынок. Иногда за это берут долю в компании-стартапе, иногда — нет, существуют разные модели.

Второй вариант — просто поиск, когда стартапы сами ищут, пишут и ходят по инвесторам. И третий — это различные площадки, через которые сейчас можно находить деньги: Kickstarter, IndieGoGo, Republic и др. Поэтому многообразие большое как в инструментах, так и в том, кто может стать венчурным инвестором.

Фото: Leon Neal / Getty Images

Как венчурные капиталисты зарабатывают деньги?

Венчурные капиталисты всегда рассчитывают на рост стартапа и, соответственно, увеличение его капитализации . Уоррен Баффет как-то сказал: «Цена — это то, что ты платишь. Ценность — то, что ты получаешь». Вы всегда хотите платить меньше за большую ценность. Но самое главное — это надежда на будущий рост. То есть вы рискуете сейчас для того, чтобы создать ценность в будущем.

Фото:Bill Pugliano / Getty Images

Допустим, вы вложили деньги, когда стартап только запустился. Затем он подрос и стал дороже стоить, в него вложил кто-то еще, уже по другой стоимости. Например, вы заплатили за акции компании, когда она была только на бумаге, 1 цент за каждую. Потом прошло время, компания что-то сделала на деньги инвесторов и приобрела новую ценность. Соответственно, и цена за акцию теперь стала $1, компания выросла в 100 раз, значит, и ваша акция теперь стоит $1. Потом компания снова подняла деньги, снова удачно их «отработала» — и теперь акция стоит $100. Значит, у тех, кто покупал акции по $1, доля стоит в 100 раз больше, а у тех, кто по 1 центу — в 10 тыс. раз. Теперь вы можете продать или оставить свои акции.

Нужно понимать, что акции стартапа — это не ликвидный инструмент. Нельзя просто так пойти и кому-то их быстро продать (в отличие от бумаг публичных компаний). Стартап — это неликвидный актив, бирж нет, вам нужно найти покупателя самому. Хотя, например, компании Carta X, Forge Global пытаются построить биржи, на которых венчурные инвесторы-акционеры могут продать свои акции.

Но эти инструменты пока не развиты как настоящие биржевые инструменты публичных компаний. Поэтому это неликвидные активы, и главное — очень рисковые. Вы должны рассчитывать на то, что большинство ваших инвестиций не дадут нужного результата.

В моем примере было так: 1 цент — потом $1 — потом $100. Хорошо, если так произойдет хотя бы с одной компанией, тогда вы окупите все свои инвестиции. Но так как это высокорискованные инвестиции , чаще всего вы покупаете акцию компании за 1 цент, а через год этой компании нет. Не потому что фаундеры сбежали с вашими деньгами и купили себе Ferrari. Они старались изо всех сил, но не получилось. И поэтому ваши акции превращаются просто в никому не нужные бумажки.

Особенности венчурного инвестирования

Венчурному инвестору нужно мысленно нарисовать себе трехмерное пространство: на одной оси будет география, на другой — индустрия, а на третьей — стадия. Нужно определиться с географией — это будет Россия или только Москва? Или Северная Америка? Или весь мир? А индустрия — это роботы? Еда, биотехнологии, финтех? Или все вместе? Стадия — посевная, когда еще ничего нет, кроме презентации? Или это компании, которые уже зарабатывают и вот-вот выйдут на IPO?

Фото:Shutterstock

Конечно, чем более ранняя стадия, тем больше риск и тем ваши чеки в этих компаниях должны быть меньше, а самих компаний — больше. То есть если вы хотите проинвестировать $10 млн на ранней стадии, то инвестируйте их по $100 тыс., тогда вы вложите в 100 компаний. Если вы инвестируете на поздних стадиях, можно разделить их по $3 млн, тогда у вас будет только три компании. А риски, если вы правильно инвестируете, те же.

Теперь, когда у вас $10 млн проинвестировано в 100 компаний на ранней стадии, 80% этих компаний, скорее всего, умрут. Но какие-то компании выживут, а какие-то принесут вам $100 дохода на 1 вложенный цент, и они могут окупить все ваши остальные инвестиции.

Чем в более ранние стадии вы инвестируете, тем больше вы должны создавать резервов. Во-первых, часть компаний вам придется спасать (и опыт поможет вам разобраться, какие спасать, а какие нет — абсолютное большинство спасать не нужно). Во-вторых, нужно будет поддерживать долю в тех компаниях, которые взлетают. В хорошем венчурном фонде инвесторы резервируют 50% денег под такие кейсы.

Специфика инвестирования есть на каждой стадии, но важно понимать, что вы создаете портфель. Венчурный рынок очень закрытый. Если у вас есть доступ к хорошим стартапам, вам повезло. Чем больше у вас данных, знаний, чем лучше ваши связи, тем лучше поток компаний на входе.

Секреты венчурных инвесторов

Фактически у венчурного инвестора есть два больших секрета. Первый — как получить доступ? Вот вы нарисовали эти три оси и выбрали точку. Как теперь получить доступ ко всем этим компаниям, которые поднимают деньги? И важно не только до них добраться, но и стать первым. Так у вас будет больше шансов, потому что стартапы всегда собирают только определенную сумму денег.

Читать статью  Венчурные инвестиции

Фото:Shutterstock

Участвуйте активно в жизни стартапов — помогайте, консультируйте, общайтесь, будьте полезными. Стартапы общаются друг с другом, и так ваше имя будет звучать все чаще. Чем больше вы отдаете, тем больше получаете возможностей. Вы должны стать другом и частью семьи стартапа, которому помогаете. Любите фаундеров и в победах, и в поражениях. Это вознаградится отличными контактами и возможностями.

Второй секрет — в том, чтобы выбрать из того, к чему вы дотянулись, отличить лучшее от худшего. Это умение и опыт.

Плюсы и минусы венчурных инвестиций

Плюсы очень простые — вы можете много заработать. Кроме нелегальных бизнесов, таких как казино и торговля оружием, вы таких денег больше нигде не заработаете. Я бы назвал еще один плюс. Инвестиции в венчур — это как инвестиции в детей: вы строите будущее. Лично для меня это очень существенный аргумент. Минус — это, конечно, высокие риски.

Стадии венчурного инвестирования

Условно компания проходит три стадии: это ранняя, или seed-стадия, средняя, или growth/early growth, и late stage growth. Чем более поздняя стадия, тем меньше риск для инвестора. Вы должны зарабатывать в целом 20–25% годовых или больше, иначе премия за риск не оправдана. Есть куда менее рискованные инструменты, где вы можете заработать 10–15% — например, вкладывая в акции публичных компаний.

Разделите весь ваш ликвидный капитал на четыре части и разложите его на оси, где снизу вверх — риски, а слева направо — ликвидность. То есть высокая ликвидность и высокие риски — это правый квадрат, а низкая ликвидность и низкие риски — это левый квадрат. Соответственно, в верхнем правом квадрате будут публичные рынки (высокий риск и высокая ликвидность публичных акций). Внизу справа будут fixed income, разные долговые инструменты корпораций (низкий риск, высокая ликвидность). В нижнем левом отсеке будет недвижимость, риски и ликвидность низкие, вы не можете просто взять и завтра продать все, что вы хотите продать, в отличие от fixed income. А вот в верхнем левом квадрате будут как раз венчурные инвестиции. Кому нужны такие инвестиции? Риск большой, ликвидность низкая. Ответ очень простой: там самый высокий заработок.

Объем инвестиций я бы советовал такой: правый верхний, правый нижний и левый нижний квадраты — на ваше усмотрение, а верхний левый — 10% вашего ликвидного капитала. Вычтите ваш бизнес, если он есть, дом, дачу, не считайте их. У вас останется капитал, которым вы управляете, и 10% этого капитала вы можете инвестировать в этот квадрат.

Если денег мало, а заработать хочется, то лучше заходить в фонды. Сейчас это можно сделать с $20–30 тыс. через такие инструменты, как ЗПИФ.

Общий объем венчурных инвестиций очень большой. Он составляет уже $130 млрд в Америке. Для сравнения, в 2011 году он был всего $28,4 млрд, то есть рынок вырос почти в пять раз всего за десять лет. Это очень много!

Венчурные инвестиции в России и США

В США венчурное инвестирование — уже сложившаяся индустрия. Там есть инвесторы на разных стадиях, есть много денег, профессионализм, понимание, как инвестировать, как собирать деньги. В России это все пока только строится, но хочу сказать, что в России есть один замечательный паттерн. Если еще в 2015 году становиться стартапером было не так актуально, то сейчас на стартапы мода. Огромное количество людей сегодня становятся стартаперами. Это хорошо, потому что так появляется опыт. Это опыт командной и индивидуальной работы, опыт построения большой компании из маленького проекта. Таким опытом в России пока обладает небольшое количество людей.

Почему в Кремниевой долине создается стартап за стартапом? Можно говорить про инвестиционный климат, их умение не обращать внимание на сложности, в том числе принимать провалы, и т. д. Но на самом деле это все следствие, не причина. А причина в том, что там собралось большое количество людей, которые стартовали, делали и ошибались, и так по кругу. Так у людей появился опыт, и каждый раз он себя оправдывает. В новый стартап приходят люди, которые делали уже что-то похожее, и каждый раз у них получается все лучше.

Можно ли стать венчурным инвестором, если нет опыта?

Конечно. Как? Ищите нужные связи, смотрите вокруг себя, изучайте проекты, инвестируйте и учитесь на собственном опыте. Но книги, конечно, тоже нужно почитать. Могу посоветовать «Настольную книгу стартапера» от Стива Бланка, она подходит и инвесторам, и «Почему стартапы терпят поражение» Тома Айзенмана. Отличные работы для тех, кто хочет разобраться в теме.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнение профи», может не совпадать с мнением редакции

Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Подробнее Стоимость компании на рынке, рассчитанная из количества акций компании, умноженного на их текущую цену. Капитализация фондового рынка – суммарная стоимость ценных бумаг, обращающихся на этом рынке. Американский бизнесмен и один из известнейших инвесторов в мире. Основной владелец и CEO инвестхолдинга Berkshire Hathaway. Инвестиции — это вложение денежных средств для получения дохода или сохранения капитала. Различают финансовые инвестиции (покупка ценных бумаг) и реальные (инвестиции в промышленность, строительство и так далее). В широком смысле инвестиции делятся на множество подвидов: частные или государственные, спекулятивные или венчурные и прочие. Подробнее

Источник https://www.kommersant.ru/doc/701306

Источник http://lawlibrary.ru/izdanie50587.html

Источник https://quote.rbc.ru/news/article/61546d779a7947178d1be7f7

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *